Константин Кулясов: «Слюнявые музыканты порождают слюнявое поколение»


Интервью с лидером группы «Анимация» к выходу нового альбома «Время Ё»

У участников группы «АнимациЯ» из города Чистополь есть главное преимущество перед многими другими исполнителями, очень редкое и ценное в современное музыкальном и просто социальном пространстве, — они делают очень честную музыку. Творчество «АнимациИ» — это сочетание классического рок-звучания и жестких прямолинейных текстов, в которых мясистая фактура дополняется ироническими деталями. Они не задумываются о том, чтобы быть изящными и особенными, просто, глядя в глаза своему слушателю, говорят то, что думают, и ведут с ним в непрерывный диалог. Сейчас у команды вышел новый альбом, который получил название «Время Ё». Мастеринг пластинки делался в Москве, и когда Константин вместе со своими товарищами по группе приехал в столицу, мы встретились с создателем «АнимациИ» и поговорили с ним о его новой работе, о его жизненной, творческой позиции.

— Хитом «АнимациИ» стала песня «Ванька», которая вошла в радийную ротацию, а также активно слушалась и распространялась людьми в интернете. Кроме того, на эту вещь был сделан очень занятный рисованный клип. Расскажите поподробнее о истории появления этого видео.
— Мы все рисовать не умеем. В Томске живёт парень, которого зовут Дима Цветков. Он вызвался сделать этот клип, его бригада из нескольких человек создала хорошую, классную зарисовку, был подготовлен отличный сценарий, над которым мы, прочитав, все посмеялись, но потом девчонки из его команды неожиданно убежали в декрет, и он дорисовывал видео уже один в течение 8 месяцев. Когда мы получили клип на руки, песня была в ротации уже больше года, материал устарел. Честно говоря, мы даже не заморачивались по этому поводу, особо нигде не выкладывали это видео. Оно не получило такого резонанса, как сама песня, но всё равно здорово, что оно был сделан: группа называется «АнимациЯ» и клип анимешный, да и не видел я работ в этом жанре на основе русских сказок давным-давно.

— Это лубок, но лубок очень качественный.
— Это хорошо выдуманная пошаговая история.

— Вы планируете выпускать какой-либо видеоматериал к новому альбому?
— Для начала мы собираемся снять два клипа на песни из нового альбома. Загвоздка в том, что снимать. Делать это скорее всего мы будем теми же средствами, что и раньше, у нас уже были интересные опыты. В интернете есть видеоклип, снятый на мой мобильный телефон, кавер-версия на песню группы Lumen. В какой-то момент её участники объявили о конкурсе на лучший кавер у себя на сайте, и мы абсолютно спонтанно решили в нём поучаствовать. Поскольку я не знаком с творчеством группы Lumen вообще, то Коля, наш администратор пришёл и спросил, помню ли я хотя бы что-нибудь на слух. Я вспомнил, что слышал песню «Государство», он спросил меня: «А сыграть сможешь?» Ну как сыграть? Я начал откровенно стебаться, и весь этот процесс мы начали снимать на сотовый телефон, одели на меня шапку-ушанку, какую-то куртку, какие-то непонятные штуки на ноги. Клип на мобильный телефон получил, как ни странно, более 12 000 просмотров за первый месяц.

— А текст остался оригинальным, или ты импровизировал?
— Мне пришлось сымпровизировать. Чуть позже я переписал тот текст, который напел. Оказалось, что на тот ритмической рисунок, который был изначально заложен, он не ложится, пришлось немного слукавить. Но смысл, кстати, от этого не поменялся.

— А как отреагировали на этот опыт поклонники группы Lumen и ваши слушатели?
— Писали много писем, группа ВКонтакте за этот период увеличилась человек на 500, наверное. Кто-то заходил и откровенно ругался, говорил: «Как вы можете? Это же такая песня! Что вы творите?!». А мы даже ни на что особо не претендовали. Когда Тэм пригласил нас участвовать в каком-то фестивале в Москве, мы спросили, можем ли мы играть эту песню на концертах, и получили разрешение.

— Возвращаясь к обсуждению клипа «Ванька»: скажите, помимо самой песни, озвучивали ли вы какие-то свои пожелания режиссёру видео или всё, что мы видим на экране, — исключительно его фантазия?
— Когда весь материал был готов, он был каким-то «плоским», смотреть его было довольно-таки скучно. Поэтому решено было придать материалу динамики при помощи приближений, поворотов камеры, для того чтобы картинка не казалась статичной. А всё остальное режиссёр сделал исключительно сам.

— Был ли у него до работы с вами опыт создания рисованных клипов?
— Я видел только две его работы. В Томске есть небольшая студия «Хрустальная гора». Её группа создана ВКонтакте. Работ там практически нет, но есть два рекламных ролика, связанных с институтом. Так что, как я понимаю, это какая-то институтская бригада, которая занимается анимацией.

Мы не получаем денег за то, что мы делаем. Наверное, потому что не просим.

— Насколько я знаю, у вас в группе играют представители разных профессий.
— Да, теперь уже разных. Когда мы записали пластинку, получилось так, что мы все сидели за рулем «Газелей».

— То есть это была не шутка?
— Нет. Есть даже видеоматериалы: под нашу музыку несколько человек показывают «козу» и куда-то едут на «Газели». Сейчас все занимаются разными видами деятельности: кто-то работает в банке, есть даже дверных дел мастер.

— Получается, что музыка не является для вас профессией?
— Она и не может являться профессией на сегодняшний день, потому что мы не получаем денег за то, что мы делаем. Наверное, потому что не просим.

— Как удается совмещать музыкальную деятельность, которая отнимает очень много времени, и свою работу?
— Москва отнимает очень много времени. А когда живёшь в маленьком городе, время течёт немножко по-другому. Пока мы шли к вам, мы потратили полтора часа. У нас за это время можно пройти из одного конца города в другой. Соответственно, выходя с работы, можно домой не заходить, а идти сразу к себе на репетиционную точку, пробыть там пять-шесть часов, просто болтая, или занимаясь музыкой, потом зайти на студию и записать там что-то.

— То есть вы там же и записываетесь, в Чистополе?
— Да. Георгий Константинович Маланчев — один из лучших звукорежиссёров знакомых мне, у него сейчас строится новая студия, которая будет сделана по всем самым передовым технологиям. Но на мастеринг мы всё равно приехали в Москву. На второй, не номерной пластинке «Помехи в эфире» мастеринг делал Георгий, а с третьей пластинкой он уговорил нас ехать в Москву к Андрею Субботину. И когда мы от Андрея выходили, я чётко понял, что все следующие пластинки мы будем мастерить у него, потому что этот человек создает сказку: ты приносишь ему один материал, а выносишь совершенно другой — готовый, причёсанный, красивый, такой, какой ты и хотел получить.

Те, кто занимается созерцанием и струнами своими могут души ранить, те запоминаются на века.

— Расскажите о своём новом альбоме. Судя по песне «Родина», там будет много политики?
— На самом деле нет.

— Кто писал тексты и музыку?
— В основном я пишу тексты. Пишу мало: 5-6 песен в год, из которых удается 2-3, остальные уходят в стол. А то, может быть, и того меньше. Вообще, эта пластинка очень странная. У нас уже была записана четвёртая пластинка, но по разным причинам мы её не выпустили. Она была совершенно другой — и по звуку, и по содержанию. Вот она была очень политической, очень мощной. Называлась — «Продано всё». Мы так и не выпустили её, потому что я элементарно не смог её пропеть: она была записана не для моего голоса. Я разослал всем музыкантам, с которыми я дружу и общаюсь от Москвы до Владивостока, треки с этого диска в надежде найти подходящий вокал. Они прислали мне варианты своих голосов: я получил и версию группы «Чистый S» из Владивостока, и Familia из Казани, и Secret Dairy из Москвы. Дикое количество людей с мощными голосами исполнили эти вещи, но мы так и не смогли выбрать ни единого дубля, ни единого человека, который бы спел их так, как они должны были звучать. Так что пластинка до сих пор не издана, хотя она вполне актуальна. Две песни с неё вошли в новый альбом.

— Как вы перешли от этой пластинки к работе над новым материалом?
— Для меня это было ударом. У меня в группе большая текучка: на сегодняшний день ударник, пришедший в группу, стал её 25 участником за 12 лет. Причины — исключительно экономические. Живя в таком небольшом городе, как Чистополь, невозможно заниматься любимым делом и не работать. Причём люди же хотят не просто выживать, а жить. Наш бывший барабанщик ушёл из группы по одной простой причине — он стал дальнобойщиком. Такую работу совмещать с гастролями просто невозможно. Этот человек сыграл почти все песни с новой пластинки, кроме «Родины». Также из группы ушёл гитарист — у него родился второй ребёнок. В итоге мы остались в составе 6 человек — звукооператор Гера, наш администратор и 4 обезьяны на сцене. Получилось так, что в записи новой пластинки приняли участие 12 человек.

Мы думаем: «Сейчас мы этого уберём и всё у нас будет хорошо». Да не будет у нас всё хорошо, а будет всё то же самое.

— Чем ваш новый материал отличается от того, что было раньше?
— Это абсолютно чёткое продолжение движения: всё моё творчество условно называется «что вижу — то пою». Это факт. Это исключительно моя субъективная оценка нынешнего времени, реальности, то, как я живу, это моя летопись. У нас даже в группах в соцсетях написано — не история коллектива, а именно летопись. И соответственно — чем дальше мы этим занимаемся, тем корректнее у нас получается материал.

— То есть вас всегда задевало, что происходит в стране с людьми и социумом?
— А кого это не задевает? Хотя, наверное, есть такие люди, которым всё равно.

— Есть и неравнодушные музыканты, которые просто занимаются созерцательным искусством.
— Они умеют это делать. Вообще, созерцание — искусство высшей категории. Очень многие музыканты, которые лезут в политику, свой след в истории оставляют только как комета, на две минуты. А те, кто занимается созерцанием и струнами своими могут души ранить, те запоминаются на века. Таким людям остается только позавидовать белой завистью.


— Но у нашей страны — особый путь, нашим людям нужно в том числе социальное искусство.
— Это было во все времена. Во все времена были люди, которые кричали: «Долой царя!» Всё понятно. Это такая движуха. Народу много, надо чем-то умы занять. Можно сейчас кого угодно, как угодно обозвать, но я вам честно скажу: не бывает так, что только один человек во всём виноват. А обвиняют все, как правило, одного человека. Я много думал об этом: виноват каждый из нас. Мы думаем: «Сейчас мы этого уберём и всё у нас будет хорошо». Да не будет у нас всё хорошо, а будет всё то же самое. Мы просто опять возьмем вилы и пойдем в другую сторону.

— Насколько вам важен диалог со своей аудиторией?
— Я со всеми очень плотно общаюсь. Не было ещё ни одного человека, которому бы мы не ответили. Диалог нужно вести постоянно, иначе ты выпадаешь из времени.

— Вы часто гастролируете по разным городам. Где наиболее интересно и комфортно выступать?
— В России. Публика благодарная есть везде. Я даже не могу выделить какой-то один город. Когда музыканты говорят: «В этом городе было хорошо, а здесь — плохо», виноваты не зрители, а они сами, потому что если ты пришёл на концерт группы, и она тебя не торкнула, понятное дело, как ты будешь себя вести. А если даже в зале стоит всего 10 человек, но группа торкнула, то эти 10 человек дадут такую энергию!

Раньше все играли по подвалам, эта была ограниченная тусовка, а сейчас выходишь — тут рок-группа, там рок-группа, везде афиши, а приходишь на концерт и видишь пляшущего мужика в лосинах.

— Расскажите про свою фестивальную историю. Как сейчас в целом, на ваш взгляд, развивается это направление музыкальной жизни?
— Да никак не развивается, слюнтяев много. Я имею в виду музыкантов, конечно. Очень много слюнявых и слащавых якобы рок-музыкантов. Почему сейчас так популярен рэп? Потому что он действительно отражает голос улиц. Почему сейчас так непопулярна рок-музыка? Если раньше это был какой-то отдельный мир, интеллектуальный сегмент, то сейчас тексты нового поколения «рок-поэтов» слушать не только неприятно, но и стыдно. Исключения, конечно, есть: люди со своей харизмой, с сильными стихами, но их так мало, и они поставлены в такие ужасные условия, что говорить о каком-то движении невозможно.

— Может быть, дело в излишнем стремлении некоторых музыкантов быть модными, трендовыми в ущерб движению к внутреннему содержанию?
— Нет никакой моды. Мы сами её создаем. Когда появилась Земфира, её слушал и стар и млад, независимо от своих музыкальных предпочтений, потому что она этого заслуживает. Когда у каждого в мобильном телефоне была песня «Моё сердце остановилось» группы «Сплин» — никто же людям в мобильный её не запихивал насильно. Пока таких песен, как «Моё сердце остановилось» или «Что такое осень?» не появится у другой группы, ни о каком движении вообще речи быть не может. Это всё зависит исключительно от музыкантов. Не надо там сидеть у себя на кухне и плакаться: «Мы такие хорошие, а нас никуда не берут», все это фигня.

— С чем связана сейчас такая кризисная ситуация в рок-музыке?
— Те исполнители, которые хотят выговориться, занимаются рэпом, и это понятно. Если маленький мальчик 15-16 лет недоволен всем и вся, он будет читать рэп. Те люди, которые слушают рок-музыку, попадают на новое поколение рок-музыкантов. Я очень много общаюсь с молодёжью, с теми товарищами, которым лет по 20. Они не будут слушать ДДТ. Редкое исключение — 1 на 10 человек. Им неинтересно, что говорит Шевчук, и не Ю.Ю. в этом виноват. Всё очень просто: слюнявые музыканты порождают слюнявое поколение. Молодёжь ведь поглощает любую информацию, как губка. А какую они могут воспринять информацию от современных рок-поэтов? Я присутствовал на ряде фестивалей, и у меня волосы становились дыбом. Если бы я писал такие тексты, мне было бы стыдно даже не то что это спеть, а показать своим ребятам. Вот наш дядя Гера сталкивается с этим ежедневно. К нему приходит очень много молодых, пытающихся писать свои промо-материалы, и не всегда талантливых. Однажды я смотрел фильм, в котором Шахрин рассказывал о том, что в начале 90-х любой человек с гитарой стал называть себя рок-музыкантом. Раньше все играли по подвалам, эта была ограниченная тусовка, а сейчас выходишь — тут рок-группа, там рок-группа, везде афиши, а приходишь на концерт и видишь пляшущего мужика в лосинах. Фильтров нет. Очень сложно слушателю выцепить для себя что-то основное. Причём ладно ещё если люди дотошные, эту информацию ищущие, но ведь большинство людей пассивны, и они пассивно воспринимают информацию.


— Лично у вас есть какая-то надежда, что ситуация улучшится?
— Надежда есть всегда. Однозначно кто-то прорвётся. Никто же не знал, что группа 5’Nizza приедет и покорит Москву с одной гитарой, никто не знал, что появится Земфира. Просто чем дальше, тем сложнее сделать что-то такое, чего ещё не было до тебя. Потому что всё на что-то похоже, что-то где-то кто-то слышал, когда-то использовал, вплоть до словооборотов. Нужен же харизматичный голос, харизматичный саунд, а формулы нет… Я всегда говорю — надо чтобы сошлись звёзды. И когда новый человек, новый Музыкант появится, и если ему силы воли хватит, вокруг появятся и нужные люди, которые поддержат и помогут — всё будет хорошо. У большинства музыкантов нет даже, как у нас, возможности гастролировать. Они там сидят у себя в маленьких городах, пьют и прогнивают. Мы ещё сказочно живём. Ещё 4 года назад мы тоже сидели у себя, непонятно, что делали, и вообще никому не были нужны. Вот и всё. Жаловаться не на кого.

— Как вы поддержите выход пластинки?
— Я даже не знаю, что будет происходить, потому что у нас всё делается через то самое место, как и во всей стране. Мы выпускаем пластинку, когда клубный сезон уже закончился, начинается пора летних фестивалей, и презентовать её в этот период — бессмысленное занятие. Поэтому, наверное, тур, приуроченный к её выходу, начнётся не раньше конца сентября, а может быть даже и ноября. В ноябре мы начнём, проедем по городам, встретимся опять со всеми нашими друзьями. Слава Богу, есть больные люди на свете, которые с нами связались. Действительно больные. Я могу отметить Ёжика и поклониться ему в ноги. Ёжик — это молодой парень из Златоуста, который каким-то усилием воли впервые в жизни организовал концерт группы «АнимациЯ» в Питере, в клубе «Орландина». Конечно, было прикольно играть в пустой зал — пришло человек 50, но всё равно было весело. Мы приехали, пожалели Ёжика за то, что он болен так же, как и мы, и тратит деньги в никуда, потом мы ездили к нему в гости, играли на Урале, он приезжал в Казань на концерт ДДТ — мы посетили его совместно. Много людей, которые поддерживают нас, очень много…

Каждый раз, когда мы выпускаем пластинку, я пишу список благодарностей, и с каждым разом шрифт на пластинке уменьшается, а количество имён увеличивается.

— А среди музыкантов?
— Мы всегда что-то делаем вместе. На новой пластинке вышла единственная не моя песня, песня Паши Тихонова из казанской группы Familia. Я немного над ней поиздевался, подредактировал её по тексту. На его альбоме она звучала с жёстким матерком, на нашей — мягче и без мата. Но Familia — и группа более радикальная, по стилю, по технике игры. Кроме музыкантов из группы Familia, у меня есть замечательные друзья, которых я никогда не видел, из команды «Чистый S» во Владивостоке. А не видел я их потому, что любая задумка по совместным концертам упирается в такие деньги, за которые можно записать ещё одну пластинку. В Пензе есть замечательная группа «Бухарин блюз», группа «Пилот» — в Питере. Это вообще отдельная история. Если бы не было «Пилота», не было бы и нас. Если бы не Илюха Чёрт и их бывший директор Валера, так бы и сидеть нам в городе Чистополе. Также нам очень помог коллектив «Бригадный подряд» — всем его участникам можно кланяться в ноги.

— Расскажите, как вы пересеклись с этими людьми.
— 4 года назад в интернете промелькнула информация, что Илюха Чёрт должен приехать с сольным концертом в Набережные Челны, которые располагаются в 150 км от нашего города, и мы решили его привезти в Чистополь, Это было беспрецедентной акцией, потому что в Чистополе группа «Пилот» условно известна 30 людям из 50 000. В итоге Илья отыграл у нас прикольный квартирник, на который пришло 86 человек, мы всю ночь просидели и проговорили с ним. Потом Илья самым первым из медийных людей рассказал о существовании группы «АнимациЯ», взял нас к себе в проект «Рок из подворотен», а Валера сделал нам подарок — взял группу «АнимациЯ» в совместный тур с «Пилотом» на разогрев, и мы проехали с выступлениями по 5 городам: Нижний Новгород, Чебоксары, Казань, Ижевск и Омск. Я вообще не знаю, что было бы, если бы не они. Чтобы группа существовала, её нужно постоянно подстегивать, у группы должно быть какое-то движение, а когда играешь долгое время в подвале, не показывая никуда носа, когда отдачи не происходит, — весь коллектив в итоге разбегается. В этом смысле Илюха нас здорово поддержал, а потом уже нам помогла группа «Бригадный подряд» — Сантер вёл на радио программу и поставил одним из первых песню «Ванька» в эфир. Также нашему развитию способствовал Дима Чернов с Радио России и многие другие люди. И если бы не они, никакой «АнимациИ» вообще бы не было. Отдельно следует отметить титаническую работу нашего администратора Коли Храмова, человека, который знает всё обо всём, потому что без его работы тоже бы всё развалилось. Это как раз и есть тот случай, про который я говорю «сошлись звёзды». И конечно, я безумно признателен всем остальным друзьям и неравнодушным людям, которые помогали нам. Нужно чётко понимать, что группа «АнимациЯ» в составе 4 обезьян, стоящих на сцене, — это только вершина айсберга. Каждый раз, когда мы выпускаем пластинку, я пишу список благодарностей, и с каждым разом шрифт на пластинке уменьшается, а количество имён увеличивается, и я честно боюсь кого-то забыть. Есть ещё Лёша Кудрявцев, Слава Казаков… Мы в сущности добились того, чего хотели, у нас есть мощнейшая зрительная отдача, но без всех людей, поддерживающих нас, ничего бы просто не было.

Добавить комментарий


два × 8 =