Бернар Вербер: ТРЕТЬЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО

Бернар Вербер: «Надеюсь, что новый мир и населяющее его новое человечество понравятся вам так же, как они нравятся мне».

В Антарктиде палеонтолог Чарльз Уэллс вместе со своей экспедицией обнаруживает на дне подземного озера останки скелетов, принадлежавших человеческим существам – их рост достигал17 метров.  А тем временем его сын Дэвид Уэллс представляет в Париже свой проект об уменьшении человеческого роста и получает грант в рамках программы «Будущее человеческой эволюции». Чарльз думает о прошлом человечества. Дэвид – о будущем. Но оба они еще очень далеки от истины. И только с помощью Авроры Камерер, страстной исследовательницы, изучающей цивилизацию амазонок, им все-таки удастся поставить самый потрясающий в истории эксперимент, открыть самую удивительную тайну и навсегда изменить судьбу будущих поколений.

Новый роман знаменитого французского писателя появится на российских книжных полках уже в сентябре, а до этого момента портал ThankYou.ru будет публиковать отрывки из книги. Новая неделя — новая глава из книги. Итак, начнём…

 

ТРЕТЬЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО

  

Посвящается Бенжамену

 

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

Действие этой истории происходит во времени, не абсолютном, но относительном. С того момента, как вы начнете ее читать роман и до ее окончания пройдет ровно десять лет — день в день.

Все находится в процессе нескончаемой эволюции.

Но случается так, что перемены вдруг происходят быстрее, внезапнее и драматичнее.

Маленький бутон превращается в пышный цветок.

Гусеница избавляется от своей плотной, непроницаемой оболочки и перевоплощается в воздушную, разноцветную бабочку.

Подросток становится взрослым.

Племя, жившее в страхе, эгоизме, насилии и жестокости, обретает черты сознательной, сплоченной цивилизации.

Подобные метаморфозы нередко происходят судорожно, конвульсивно и болезненно.

А по их завершении остаются лишь пустая оболочка, зацепившаяся за ветку дерева, мучительные воспоминания, навеянные пожелтевшими фотографиями, драмы, вошедшие в исторические хроники, руины и музеи — бренные останки старого мира.

Преобразившись, можно взлететь к солнцу, чтобы обсушить новые крылья.

В то же время, по мере того как эпоха Перемен становится все ближе, появляются силы, стремящиеся помешать ей. Это результат действия тех, кто боится нового и неизвестности, предпочитая застой и даже откат назад. Недооценивать противодействие этих силу нельзя.

Потому что нередко они побеждают. Потому что по сравнению с силами прогресса они прочнее, устойчивее и… могущественнее.

Желание остаться в старом мире приносит покой. Страх двигаться вперед присущ человеку от рождения. Но, отказываясь меняться, организм приходит в упадок, задыхается, лишается способности реализовать свой истинный потенциал.

Когда человеку удается расширить свои горизонты и заглянуть как можно дальше во времени и пространстве, он, что вполне естественно, начинает стремиться к изменениям — как своим собственным, так и к тем, что происходят с окружающими.

Эдмон Уэльс, «Энциклопедия Относительного

и Абсолютного Знания», том VII.

АКТ ПЕРВЫЙ

Эра ослепления

1

Способны ли люди развиваться?

Порой они заставляют меня тревожиться.

Должна ли я помочь им, или лучше предоставить их предназначенной им судьбе?

Как бы там ни было, я не могу их бросить, ведь у меня для них есть один великий проект.

Для этой вполне определенной миссии я должна выбрать несколько человек из числа самых бесстрашных и наделенных богатых воображением.

Двух человек, не больше. Этого вполне достаточно, чтобы увлечь за собой остальных.

Но как их отыскать, ведь людей так много…

А если я ошибусь, если мне попадутся бездари? Я знаю, сколько проблем они могут создать.

Не далее как сегодня утром какие-то безумцы взорвали у меня под кожей экспериментальную атомную бомбу!

Более мощную, чем обычно.

Они не отдают себе отчета, какие разрушения она вызвала.

А потом удивляются, что я отвечаю на их насилие.

2

ЭКСТРЕННЫЙ ВЫПУСК: Сегодня в 9 часов 23 минуты континентальная платформа дна Индийского океана пошла трещинами. На суше столкновение участков земной коры привело к землетрясению силой 9,1 балла по шкале Рихтера. За подземными толчками последовала тридцатиметровая волна, накрывшая побережье на десять километров вглубь. Мы незамедлительно связались с нашим специальным корреспондентом Жоржем Шара.

—  Жорж, вы видели все своими глазами. Расскажите, что произошло?

— Я наблюдал за этой драмой с вертолета. На пакистанское побережье словно напал чудовищный водяной монстр. Темно-зеленая стена, покрытая серебристой пеной, неистовым потоком обрушилась на деловую столицу Пакистана — город Карачи, — сметая с лица земли большие здания и маленькие дома, словно они были из папье-маше. Люсьена, это было поистине жуткое зрелище. Жители города выбежали на улицы и бросились к машинам. Но уехать им не удалось — автомобили застряли в пробках. Водители и пассажиры покинули бесполезные железные коробки и бросились бежать. Между неподвижными автомобилями потекли колонны беглецов с чемоданами и детьми. Но шквал воды, который ничто не могло остановить, неумолимо надвигался. Тысячи человек были настигнуты, раздавлены и потоплены. Плававшие на поверхности автомобили сталкивались с кружащимися суденышками, искореженными автобусами, изуродованными вагонами, согнутыми фонарными столбами, кусками крыш. Карачи весь залит грязной водой.

— Спасибо, Жорж. Только что мне сообщили, что для помощи пострадавшим формируются международные отряды спасателей. По данным официальных пакистанских источников, количество жертв уже достигло десяти, нет, двадцати тысяч человек. Мы будем держать вас в курсе событий.

3

Ну вот, все получилось.

Я не устаю упражняться.

Но точность все еще оставляет желать лучшего. Я целилась в совершенно другой регион.

Нужно было ударить северо-западнее, ближе к месту, где они устроили подземный ядерный взрыв.

Ну да ладно. Надеюсь, это заставило их задуматься.

Может быть, я слишком сурова с ними?

Я должна выбрать двоих и вдохновить на осуществление моего великого проекта.

Но как их найти в этой копошащейся людской массе? Нужно расслабиться, отдохнуть и на время забыть о той миссии, которую я должна доверить нескольким представителям человечества.

Но что это? Я ощущаю какое-то покалывание в районе Южного полюса. Неужели они уже пытаются отомстить?

Нет. Они даже не догадываются о том, что я живой организм, и, значит, им и в голову не может прийти меня наказать.

 

АНТАРКТИЧЕСКАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ

4

Головка из вольфрамового сплава пробила твердый наст. Преодолев сопротивление, бур вошел в землю, как отвертка в мягкое дерево.

На поверхности, в стылом белом аду Антарктики, вокруг десятиметровой вышки, под порывами завывающего ветра, стояли трое ученых из экспедиции Чарльза Уэллса.

Двигатели со скрипом подняли наверх тяжелые стальные бурильные трубы, прошедшие сквозь все осадочные слои почвы.

На экранах появились первые замеры. На глубине3623 метраобнаружено пустое пространство.

Под безразличными взглядами пингвинов три человека демонтировали лебедки бура, разобрали конструкцию и склонились над зияющим провалом. Вольфрамовая головка пробила отверстие диаметром в метр, вполне достаточную для того, чтобы ученые могли в нее пролезть.

Спустив вниз длинные лестницы из гибких стальных тросов, трое исследователей в плотных оранжевых куртках, стали спускаться во мрак.

В белом свете больших электрических ламп, к которому примешивалось желтые лучи фонарей, укрепленных на касках, перед ними предстало чрево земли — мерцающие извилистые тоннели.

Две из трех фигур, спускавшихся во тьму, были палеонтологами. Они прибыли сюда, чтобы проверить гипотезу третьего, самого старшего из них, профессора Чарльза Уэллса, именем которого и была названа экспедиция. Уэллс считал, что когда-то климат на Южном полюсе был намного мягче и здесь были леса, в которых, возможно, жили динозавры.

Эту гипотезу подтверждало и то, что подо льдами было обнаружено озеро длиной в двести, шириной в пятьдесят и глубиной в три километра. В 1980 году спутник «Радарсат» обнаружил его неподалеку от русской полярной станции «Восток». Позже, в феврале 2012 года, одному из русских зондов удалось пробиться до самого озера, но отверстие диаметром всего в несколько сантиметров позволило поднять на поверхность лишь несколько образцов породы и льда.

Сегодня же тоннель была достаточно широким, чтобы три человека людям могли спуститься вниз.

Руководствуясь логикой, профессор Уэллс верил, что если в Антарктике когда-то кипела жизнь, то в озере должны сохранились ее следы.

Предприняв ряд тщетных попыток добиться финансирования от общественных организаций, ученый в конце концов нашел спонсора, согласившегося дать денег на его рискованную экспедицию. Это был производитель замороженных продуктов питания, и теперь черно-белые буквы его логотипа выделялись на оранжевых куртках ученых: «Лучше мороженое мясо по самым низким ценам». Одна телекомпания дала Уэллсу кинооператора, который снимет документальный фильм об экспедиции. Но — обязательное условие! — на каске и перчатках оператора должна быть надпись: «КАНАЛ 13, путешествия для экстремалов».

Журналистка Ванесса Байтон не выпускала камеры из рук и постоянно держалась сзади, снимая профессора и его помощницу, молодую исследовательницу Мелани Теске. Они осторожно спускались по гибким, терявшимся во мраке лестницам, углубляясь все дальше в недра земли.3623 метроввертикального спуска, и передышка через каждые тысячу метров.

Наконец подошвы их сапог коснулись ровной поверхности.

Лучи света стали шарить вокруг, выхватывая из тьмы стены и потолок огромной пещеры.

— Озеро Восток… — прошептала Ванесса.

— Вы были правы, профессор, — сказала Мелани, — под паковыми льдами Антарктики действительно есть подземное озеро.

Они вышли на берег и смотрели на раскинувшуюся перед ними поверхность, переливавшуюся бирюзовыми искрами. Температура была чуть выше, чем на поверхности, и дыхание превращалось в столбы белого пара. Идеальный овал озера, отливавшего темно-синим и фиолетовым, окружали сталактиты и сталагмиты.

— Такое впечатление, что мы в пасти какого-то животного, — заметила Ванесса, освещая ледяные выступы, напоминавшие острые зубы.

— Потолок похож на нёбо, — согласилась с ней Мелани.

Они двинулись вперед. На стенах виднелись следы растительности, папоротников и мхов.

— Похоже, ту кипела жизнь, — продолжила помощница профессора.

Они обнаружили окаменелые останки животных — брюхоногих и пластинчатожаберных. Мелани зубилом отколола несколько фрагментов и стала рассматривать их в портативный электронный микроскоп.

— Это один из видов трилобитов. Сегодня их можно найти только в умеренных широтах. И это снова подтверждает вашу гипотезу, профессор! Когда-то температура здесь была более высокой.

По мере продвижения вперед им попадались останки моллюсков, в основном водяных улиток и ракообразных, а также червей.

— Какие огромные… — сказала Мелани. — Никогда еще не видела таких больших аммонитов.

Они направились вдоль берега, освещая себе путь, фотографируя, снимая на камеру, подбирая куски породы и тут же подвергая их анализу. Профессор Уэллса предпочитал делать записи в блокноте, и без остановки покрывал страницы заметками.

— Ну что же, профессор, — сказала Мелани, — мы прибыли сюда не напрасно. Теперь можно подняться на поверхность и объявить об этом открытии миру.

Ванесса подошла ближе и стала крупным планом снимать блокнот.

— Карандаш и бумага, — заметила она, — как у естествоиспытателей прошлого. В этом есть что-то старомодное. Не думала, что такой прогрессивный ученый, как вы, пользуется подобными инструментами.

Уэльс ничего не ответил, записал несколько фраз, спрятал блокнот и зашагал дальше.

—Профессор! Профессор! — окликнула его Мелани. — Не уходите далеко, мы не сможем осмотреть все эти берега. Придется вернуться сюда позже, когда мы лучше подготовимся.

Чарльз Уэллс внезапно остановился и что-то осветил фонарем.

— Смотрите! — воскликнул он.

5

Что это на них нашло? Почему они взялись бурить на Южном полюсе, так далеко от массовых скоплений населения?

6

Это был тоннель, уходивший в стену пещеры. В отблеске фонарей в породе виднелись красные и розовые прожилки.

Исследователи прошли около километра по покатому склону, и оказались во второй пещере. Она была такой же высокой как первая, но уже.

По земле стелилась легкая серая дымка. Там и тут фонари выхватывали из мглы острые каменные выступы.

— Из пасти мы попали в желудок? — предположила Ванесса, не прекращая съемки.

— Или в сердце, — подхватила Мелани, освещая стену, покрытую черными прожилками.

Чарльз Уэльс вдруг застыл как вкопанный, увидев нечто неожиданное: узкий    белый выступ, поднимавшийся из нависшего над землей тумана. Слегка изгибаясь, он уходил на многие метры вверх.

— Что это? — спросила журналистка.

— Для сталагмита слишком большая кривизна, — заметила помощница ученого.

Они подошли ближе.

— Это не похоже на выступ породы, но и с растительностью не имеет ничего общего, — заявила Мелани.

Профессор Уэллс произнес:

— Это не сталагмит, это кость животного. Вероятно… ребро. И его длина достигает нескольких метров.

Дыхание участников экспедиции участилось.

— Ребро?!

— Я думаю, оно принадлежало динозавру, — ответил ученый, с трудом сдерживая восторг.

Он стер иней перчаткой и стал объяснять свою теорию.

— Представим себе, что здесь жили ящеры. Они могли спрятаться под землей, спасаясь от враждебной среды на поверхности.

Мелани осветила землю фонарем, и они увидели остальные ребра, образовывавшие грудную клетку, соединявшуюся с позвоночником, который заканчивался костяной сферой, похожей на череп.

—  Не думаю, что это динозавр, — сказала она.

Свет фонаря заставил тени съежиться и словно вдохнул в глазницы гигантского черепа жизнь.

— Не похоже, чтобы это принадлежало рептилии, — прошептала Мелани. — Мне кажется, что это скорее… большая обезьяна.

— Это… Это огромный человек, — закончил ее мысль профессор.

7

На этот раз они проникли очень глубоко.

На три километра вглубь под моей кожей.

Что они затеяли?

8

Ванесса поймала в кадр полусферу — макушку, лоб и надбровные дуги доисторического черепа.

Сфотографировав необычный скелет со всех сторон, ученые решили продолжить поиски и обнаружили второй скелет гуманоида, такой же огромный, как и первый. Кости идеально сохранились и были лишь слегка припорошены инеем.

Губы Чарльза Уэллса подергивались, он с трудом сдерживал ликование. Тыльной стороной ладони он вытер седую бороду и усы.

— Если это то, что я думаю, то у нас в руках наконец оказалось доказательство того, что когда-то нашу планету населяли гиганты.

Мелани воспользовалась лазерным измерителем и прочитала цифры, появившиеся на экране.

— Если считать от головы до ног, то в длину этот скелет17,1 метра.

— Он был ростом с целый дом… — прошептала Ванесса. — Разве могли когда-то существовать люди в десять раз больше нас?

Пока Чарльз Уэллс фотографировал огромный скелет, Ванесса снимала все на камеру. Блокнот профессора Уэльса был весь исчеркан пометками, набросками и вопросительными знаками.

К нему подошла Мелани:

— Профессор, о чем вы думаете?

— Мне не терпится сообщить об этом открытии сыну.

— Сыну? Здесь, в Антарктике, вы думаете о сыне?

— Его зовут Давид. Ему двадцать семь лет, и он страстно увлечен биологией. Мы — семья ученых. Мой дед изучал муравьев, Давид занимается выведением карликовых видов. Но теперь, после этого открытия… — Он ручкой указал на череп.

Мелани не понравился его самодовольный тон. С самого начала экспедиции она слушала, как профессор постоянно хвастается своей смелостью, удачей и талантом.

— Превзойти своих предшественников — этот вызов принимает каждое новое поколение. Вполне возможно, что этот великан является реликтом исчезнувшей человеческой расы. Мы представляем собой настоящее, ваш сын — будущее. И он превзойдет нас. Дети всегда оставляют родителей позади.

Чарльз Уэльс вытер лоб и, как ни в чем не бывало, продолжил:

— Наконец-то Давид узнает истину! Теперь не только его поколение, но и все последующие будут узнавать из учебников истории, что раньше существовала раса колоссов, рост которых составлял семнадцать метров.

Эти слова он произнес особенно торжественно. Затем, специально для своих коллег по экспедиции, уточнил:

— Мы с вами только что совершили открытие: современному хомо сапиенсу предшествовал доселе неизвестный человеческий род.

— И как бы вы его назвали? — спросила Ванесса, поднося к нему микрофон.

Чарльз Уэллс помолчал, сделал несколько пометок в блокноте, что-то вычеркнул, и наконец произнес:

— Хомо гигантис!

9

Такие глубокие скважины люди бурят только по одной причине.

Чтобы выкачивать из меня нефть.

Если бы они только знали, что это… моя черная кровь. И она мне жизненно необходима.

Они воруют ее у меня.

И все ради того, чтобы продолжать суетиться.

Я не знаю ни одного другого вида, который устраивал бы такую суматоху.

Заливая мою черную кровь в баки своих самолетов, кораблей, легковых автомобилей, грузовиков, мотоциклов и газонокосилок они еще быстрее мельтешат во всех направлениях.

Зачем?

Чаще всего, чтобы вернуться обратно, в ту точку, из которой они отправились. Эти люди какие-то лихорадочные. Они отнимают у меня самое дорогое, чтобы поддерживать бесполезную суету. Они не понимают, что эта жидкость течет под моей кожей отнюдь не случайно.

Моя черная кровь выполняет бесценную функцию.

10

Со сталактитов стекали хрустально-прозрачные капли воды, похожие на слезы.

По сравнению с двумя гигантскими скелетами, найденными в пещере, трое участников экспедиции в оранжевых куртках выглядели крошечными.

Мелани аккуратно отбила кусочек ребра электрическим долотом и поместила его в специальную емкость. Включила экран, настроила прибор и запустила процедуру анализа. Через некоторое время она сообщила:

— Если верить тесту на углерод 14, то возраст этих Хомо гигантис составляет… Только не падайте в обморок. Восемь тысяч лет!

Профессор Уэллс наклонился к кругу белого света, освещавшему широкие, плоские кости.

— Части скелета сходны с нашими, пропорции сохранены.

— Судя по форме таза, справа от нас женская особь, слева — мужская.

— Профессор, сюда, — воскликнула Ванесса, — взгляните!

Журналистка соскребла иней со стены и обнаружила под ним скульптурные изображения, отчетливо выделявшиеся на фоне хаотичного узора каменной породы.

— Никаких сомнений, это высечено человеческими руками, — констатировал профессор.

Продолжая очищать стену, Ванесса постепенно раскрыла длинный барельеф. Из-под перчатки, стиравшей иней, показался глаз.

— Они пытались изобразить себя самих…

— Да тут целые сцены со множеством фигур, что-то вроде комиксов, — прошептала Мелани.

Она поспешно достала из рюкзака газовый резак, зажгла его и поднесла к слою инея, покрывавшему стену.

Перед глазами ученых предстали сцены, освобожденные от прозрачного ледового покрова.

Один комментарий на «“Бернар Вербер: ТРЕТЬЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО”»

Добавить комментарий


6 × = сорок два