Бернар Вербер: «Я стремлюсь сделать свою жизнь похожей на роман…»

Во время своего визита в Москву Бернар Вербер дал десятки интервью прессе, участвовал в нескольких ТВ-программах, встречался с литературными критиками и журналистами.  Но мы решили, что не всегда журналисты говорят с писателями о том, о чём хотели бы с ними поговорить их поклонники, поэтому предложили читателям ThankYou.ru взять интервью у Бернара Вербера, оставив свой вопрос на сайте. Вербер ответил на все вопросы, и в итоге получилась очень интересная, искренняя, не похожая на другие интервью беседа читателей с писателем. Бернару понравились все вопросы, и он с большим трудом выбрал лучший. Автор этого вопроса, Рамиль Талипов, получает в подарок роман «Третье человечество» с именным автографом Бернара Вербера.

Катя: Дорогой Бернар, спасибо, что собираетесь к нам приехать! Мы вас очень ждём! А вопрос такой: Почему после последнего романа у вас был такой большой творческий перерыв?

— У меня много времени ушло на то, чтобы полностью создать вселенную для этой трилогии. Создать мир, который сможет просуществовать на протяжении всей трилогии — это как построить большой дом. Написание романа можно сравнить со строительством дома, а работу над трилогией — это строительством небоскреба. У меня на это ушло два года, и потом еще понадобилось время на перевод на русский язык. Во Франции уже вышли две части, а в России только одна. Поэтому ждать вам осталось недолго: продолжение будет уже скоро!

Рамиль Талипов: Здравствуйте, уважаемый Бернар Вербер! Я заметил, что в своем творчестве вы нередко негативно отзываетесь о насилии, войнах, диктатуре, терроризме, социальном неравенстве и прочих глобальных человеческих проблемах.

Есть версии, согласно которым творчество возникает из-за недовольства человеком окружающим его миром. Человеку не нравится жить в лесу, и он строит дома, воздвигает небоскребы. Ему не нравится уставать во время длительных путешествий, и он изобретает автомобиль, поезда, самолеты, также он создает средства связи в виде телефона и интернета, позволяющие общаться с другим человеком на больших расстояниях. Человеку не нравится питаться одними только благами природы, и повар создает собственные блюда, используя уже готовое в природе. Человеку надоедает сидеть на одном и том же месте, и тогда он покоряет дно океана, вершину Эвереста и отправляется покорять неизведанные просторы космоса. И наконец, человеку становится скучно, тогда он придумывает искусство и спортивные состязания.

Принято считать, что хорошим писателем является тот, кто в своем творчестве поднимает перед читателем различного рода общественные проблемы, заставляет читателя задавать себе вопросы, задумываться над окружающим миром.

Вы в своих книгах поднимаете определенные проблемы. Так вот, вы не задумывались о том, что, если бы не существовало войн, диктатур, терроризма, социальных неравенств и других общественных проблем, вам бы попросту не о чем было писать?

— Было бы мне о чем писать — было бы. Каждый писатель является отражением своей эпохи, и каждый писатель пишет о проблемах своего времени. Если представить себе, что не было бы политических проблем и терроризма, все равно были бы какие-то другие проблемы, потому что мир иначе не может существовать. И даже если я негативно отзываюсь о насилии своего времени, я отдаю себе отчет в том, что, возможно, в нашу эпоху его меньше, чем было в прошлом. И наше время — это самое комфортабельное время, а прогресс позволил создать условия, благоприятные для человечества. У меня нет никакой ностальгии по прошлому, но не терпится увидеть будущее нашего мира.

Ольга: Дорогой Бернар! У Вас действительно замечательные книги! Мое знакомство с Вашим творчеством началось с произведения «Танатонавты» и далее я уже не могла остановится и «проглатывала» Ваши книги одну за другой. В Ваших книгах часто затрагивается вопрос жизни и смерти, мой вопрос следующий: столь же философски ли Вы относитесь к смерти, как в Ваших книгах, и боитесь ли Вы смерти?

 Я не боюсь смерти. Я боюсь не успеть написать всего того, о чём бы мне хотелось написать. Мне кажется, что с момента, когда человек умирает, у него больше нет никаких тревог и опасений, и даже осознания того, что он когда-то жил. И, тем не менее, даже после нашей смерти книги продолжают жить. Поэтому я считаю, что мои книги имеют большее значение, чем сам я. И я надеюсь, что успею воплотить все свои идеи, что у меня будет время до того, как мой организм откажется мне служить.

Работа над романом «Танатонавты» позволила мне также философски относиться к смерти, как к написанию романа. Представьте себе такой роман, который никогда не заканчивается: в конце концов, это станет скучно. И роман прекрасен именно потому, что когда мы дочитываем его до конца, то понимаем, что вот, он закончен, и это завершенное произведение. Я стремлюсь сделать свою жизнь похожей на роман в том смысле, чтобы она тоже была завершенной и полноценной, чтобы не было пропущено ни одой главы. Чтобы этот роман был интересным и  хорошим, нужно, чтобы в нем происходило много всяких событий. Нужно все время находиться в состоянии ожидания, напряженного ожидания, и я стремлюсь, чтобы это все время происходило в моей жизни, стараюсь не попадать в рутину повседневности. На данный момент в моей жизни всё время происходит что-то неожиданное. И все эти неожиданности позволяют мне делать открытия, которые никогда бы не случились, если бы я просто сидел на месте. Именно поэтому я стараюсь как можно больше путешествовать и встречаться с большим количеством людей. Тем самым моя жизнь превращается в роман, где много интересных персонажей и постоянно меняются декорации. Но когда это прекратится — это прекратится.

Ксения: Уважаемый Бернар Вербер, ваши книги восхитительны! Больше всего я люблю вашу книгу «Энциклопедия Относительного и Абсолютного знания». Скажите, а что в вашей жизни служит вам энциклопедией «абсолютных» знаний? Продолжаете ли вы искать паззлы абсолютного знания для себя?

Такой энциклопедией мне служит общение с людьми. Не только мои беседы с друзьями-учеными, но и с читателями, которые рассказывают мне в Фэйсбуке разные интересные вещи и привлекают мое внимание к каким-то новым открытиям.

Ксения: Дорогой Бернар Вербер, я очень уважаю и люблю ваше творчество. Именно ваши книги повлияли на становление моей личности, я изменилась. А если один индивид изменился к лучшему, то есть вероятность того, что и всё человечество последует его примеру. И мне очень хотелось бы узнать, кто или, может быть, что повлияло на становление вашей личности, вашего характера?

— Когда мне было 15 лет, я познакомился со своим ровесником, который научил меня йоге. Но это был особый вид йоги, не похожий ни на какие другие. Этот вид йоги научил меня правильному дыханию и контролю над свои сознанием. И благодаря этим занятиям я стал допускать мысль о том, что возможны астральные путешествия. Ни в одном клубе занятий йогой я ничего подобного не видел. На протяжении месяца в летнем лагере этот юноша учил меня заниматься йогой, и с тех пор я никогда больше его не видел. Но много лет спустя я встретил его учителя, который пришел на одну из моих лекций и представился. И я просто вспомнил, что слышал о нем от этого мальчика. Это было 20 лет спустя. И я сказал этому учителю: «Знаете, один Ваш ученик меня научил всему, что я умею делать сейчас. То есть вы в каком-то смысле стоите за тем интересом, который у меня теперь есть к духовным практикам». И, глядя на этого учителя, я рассчитывал найти в нём то же самое, что я когда-то увидел в том молодом человеке. Но учитель, оказалось, был специалистом по классической обычной йоге. Я был очень разочарован и понял, что на самом деле вся сила этих духовных практик шла от того 13-летнего мальчика. И с тех пор я непрерывно стараюсь развивать то, чему я научился. Я был во многих центрах, где занимаются всякими духовными практиками, я встречался с медиумом, с разными специалистами по богословию, с философами, но ничто так и не сравнилось с той встречей, которая была тогда, в юности. И даже сейчас, когда я занимаюсь медитацией, я продолжаю на самом деле развивать то, чему он меня научил тогда.

И помимо встречи с этим юношей знакомство с йогой, так же как написание моих книг, подталкивает меня все время к духовному поиску. Мне важно также воспитывать своих читателей в духовном плане. Вокруг меня много людей, ведущих поиски в этом же направлении, но я, скорее, склонен к тому, чтобы призывать не к коллективной, а к индивидуальной духовной практике. Мне кажется, что духовная практика — это очень личное, очень интимное занятие, и с того момента, как появляется группа людей, которые в замкнутом пространстве под руководством священника или гуру пытаются освоить духовную практику, мне кажется, появляется желание власти и владения умами со стороны этого гуру или священника. Поэтому я считаю, что лучше делать неправильно или плохо, но одному. Одна из самых простых техник в духовной практике — это просто сесть спокойно, подышать и расслабиться. Достаточно закрыть глаза и прислушаться к своему дыханию и жить настоящим моментом. И это уже само по себе является интересным духовным упражнением. И не нужно молиться, и не нужно идти в храм.

Еще одна практика, которую бы я всем советовал — это звездной ночью смотреть на небо. Мне кажется, что сам взгляд высоко в небо позволяет иначе взглянуть на повседневные проблемы. Я убежден, что не нужен никакой специалист, чтобы быть счастливым. Нужно просто вернуться к себе самому, постараться понять, кто ты на самом деле, и для каждого человека это будет свой опыт. Двух похожих быть не может.

Игорь: 1) Какие качества в человеке Вы больше всего цените? 2) Эффект бабочки. Благодаря взмахам страниц ваших книг изменилась моя судьба. Как Вы относитесь к этому явлению?

Вообще я стараюсь ничего не ждать от людей. Я перемещаюсь по миру, встречаю людей, и у меня нет каких-то ожиданий. Я не встречаюсь только с теми, кто красив, только с теми, кто учен, с теми, у кого есть чувство юмора. Я как персонаж кино, который не разыскивает других персонажей, просто другие артисты появляются сами в этом фильме. Например, когда я еду в Россию, я никогда не знаю, с кем здесь встречусь. Я никогда не думаю, допустим: «Хоть бы мне встретился такой-то человек!» Я стараюсь смотреть на свою жизнь как на фильм, в котором появляются неожиданные персонажи, и встречать людей, которые мне встречаются. И обычно общение с людьми происходит естественным образом без каких-либо ожиданий. Поэтому я ценю в людях все качества, которые у них есть.

Что касается второго вопроса… Я убежден, что книги могут очень сильно влиять на человека, и я восхищен тем, насколько широко они оказывают свое влияние. Я думаю, что в прошлом, когда книг не было, людям было гораздо сложнее распространять идеи. Потому что сегодня, благодаря книгам, это распространение не имеет границ ни во времени, ни в пространстве. Когда я пишу, я понимаю, что мою книгу, возможно, будут читать через 500 лет, и я все время думаю о том, чтобы книга имела такой же смысл и для людей будущего. И вот это чувство того, что ты не ограничен ни временем, ни пространством позволяет верить в то, что ты сможешь заинтересовать людей всех стран и времен.

Ксения: Здравствуйте, Бернар! У меня очень простой вопрос: Любите ли вы читать? Какие книги предпочитаете, каких авторов, какие жанры? Так сказать посоветуйте «пищу для ума». И второй: В ваших книгах много разных персонажей (Исидор Катценберг, Лукреция Немрод, Мишель Пэнсон, Кассандра Катценберг, Рауль Разорбак и др.). Какой из этих героев ближе всего вам по характеру, больше всего похож на вас? И какому персонажу вы больше всего симпатизируете?

— Люблю ли я читать… Когда я читаю книгу, то думаю о том, как она построена (как, например, архитектор, когда видит какой-либо дом, начинает думать, как сделан его фундамент и вообще как все устроено). И с каждой страницей я все больше начинаю думать, как бы я написал свою книгу. Есть две книги, которые я бы посоветовал всем прочитать — это «Цветы для Элджернона» Дэниела Киза и «Литературный призрак» Дэвида Митчелла.

Ближе я себя ощущаю к своему персонажу Давиду. Во-первых, потому, что он мужчина, а во-вторых, потому, что он из семейства Уэллс. Но я не такого маленького роста, как он, и у меня не такая властная мама. Я никогда, на самом деле, не воплощаю себя полностью в каком-то персонаже. А мой любимый персонаж — это персонаж Земли, и мне было наиболее интересно над ним работать.

Евгения: Добрый день, Бернар. Даже не верится, что пишу это письмо Вам.. Если конечно Вы действительно читаете эти строки.

Пишет Вам обычная девушка из обычного Российского городка. Не хочу сейчас писать о том, что Вы изменили мою жизнь или натолкнули на что-то очень важное.. мне проще сравнить себя с той, что стала главной героиней одной из Ваших книг.. Лукрецией из произведения «Смех циклопа».

Как девушку спасла от неизбежного шутка комика — так и Ваше творчество помогло мне. Героиня словно обрела Ангела-хранителя… и нашла силы жить дальше.

Когда судьба свела меня с героями Ваших произведений, их судьбами, мыслями — я обрела надежду, надежду на лучшее будущее.. Я научилась ,как и раньше радоваться дуновению ветерка, лучам солнца! Вспомнила, что нужно быть благодарным за каждое мгновение.

Но страх за будущее все еще живет во мне. Я боюсь, Бернар, что все, во что так искренне верю — ложь! Что нет ничего духовного.. что все это лишь игра.

Конечно я стараюсь читать позитивные книги и не думать о будущем… но, Бернар, это так сложно..

В острый период моей жизни я случайно натолкнулась на Вашу литературу(а может быть это вовсе не случайность- а подарок судьбы?).. и я почувствовала, что Волшебство существует, оно есть!

Что все в нашей жизни предначертано судьбой, что все к лучшему!

Сколько добрых мыслей и сюжетов я встретила,познакомившись с Вами..

Так скажите мне.. ответьте на волнующий меня вопрос, успокойте душу!

Бернар,Вы верите во все, о чем писали, Вы действительно считаете, что наш мир на самом деле не так жалок и в нем действительно есть любовь, духовность и бесконечный дух?

 — Я верю в то, что я пишу, и я счастлив, что это осветило Вашу жизнь как солнечный свет. Я тоже считаю, что нам всем посчастливилось, что мы живем, и то, что у нас есть это счастье — счастье жизни, которое позволяет нам максимально использовать наше существование и не впадать в отчаяние. Отказываться от чего-то, переставать верить во что-то — не стоит, это ни к чему не приводит. Нужно, чтобы каждый человек нашел свое увлечение — когда мы находим то занятие, которое нас действительно увлекает, все становится проще и яснее. Я желаю Вам счастья и желаю, чтобы Ваша жизнь была полной. Полноценной и счастливой.

Светлана Пчельникова: Вы верите в Бога? Если можно подробнее)

—  На самом деле нужно задавать вопрос не так: «Верит ли человек в Бога?», а «Верит ли Бог в человека?» Как только мы зададим вопрос под таким углом, мы сразу захотим стать лучше и сделать так, чтобы Бог в нас поверил. Если Бог существует, я надеюсь, что это бог любви, который любит нас безусловной любовью, который нас не судит и у которого есть чувство юмора. Мне очень жаль, что часто в религии юмор отсутствует.Я убежден, что если Бог — это действительно воплощение духовности, то у него обязательно есть чувство юмора и он любит пошутить. Потому что юмор — это признак ума. Во французском слово, которое обозначает «духовный» и «наделенный чувством юмора» — это одно и то же слово. То есть это прилагательное «spirituel» обозначает одновременно, что человек находится выше материального и то, что он умеет шутить.

Ещё могу сказать, что я сторонюсь священников, потому что они говорят от имени бога, которого они никогда не встречали. Причем если сказать им, что они никогда его не встречали, они очень раздражаются. И ещё одна важная проблема священников  — то, что они зарабатывают на жизнь, не работая. И не просто зарабатывают, а в некоторых странах еще и обладают политической властью — хотя это ни на чем не основано. Это просто основано на наивности людей. Я считаю, что властью и финансами надо награждать людей, которые умеют работать и у которых есть какие-то достоинства.

К тому же священники, как правило, выступают против наслаждения и секса. Но ведь если Бог наделил нас полом и способностью получать сексуальное удовольствие, значит, это надо использовать! Но священники предлагают нам очень грустный мир. А мне кажется, что если Бог существует, он не должен быть печальным — он должен быть жизнерадостным! Я представляю себе такого Бога, которому приятно видеть нас смеющимися и счастливыми, а не Бога, которому доставляет удовольствие видеть нас плачущими в темном углу.

 Kristina: Здравствуйте, многоуважаемый Бернар Вербер! Как жаль, что с Вами не так- то просто встретиться и поговорить по душам, а ведь у меня имеются вопросы, которые я хотела бы Вам задать с глазу на глаз :)

Прошло много времени с тех пор, как я успела познакомиться с Вашим необычным творчеством. Страница за страницей, глава за главой, книга за книгой…и всё бы ничего, но они пробили брешь в моей душе…

Казалось бы, что затронуть все её глубины неподвластно даже мне! Все эти закоулки, забытые и покрытые временной паутиной воспоминания, страх неизвестного и снова вдруг возникшее чувство чего- то странно знакомого, но уже непонятного…а я всего — лишь хотела всё упорядочить, расставить всё по полочкам, вернуть на свои места.

Бывают моменты, когда я «теряю» свою душу, а может и где-то забываю ( а может ей не нравится история моей жизни и её дальнейшее будущее :)). Но она имеет такое свойство возвращаться. Нужно только очень хорошо узнать её слабости и потом закинуть удочку с наживкой…

Её слабостью стала любовь к Вашему творчеству, безграничному полёту мыслей и фантазий. Каждый раз, когда я чувствую, что она не со мной- бегу в ближайший книжный и ищу обложки с названиями самых дорогих её и моему сердцу книг. Беру в руки и начинаю листать страницу за страницей, главу за главой…книгу за книгой. И когда она начинает искать путь обратно домой, я успокаиваюсь и мысленно про себя говорю: «Сработало, она на крючке! :D».

Раскладываю книги обратно по полочкам, благодарю за помощь и задаюсь вопросом…всегда одним и тем же. Если Вы и Ваши книги действуют так на мою душу, то что же происходит с миллионами других!? И что происходит с Вашей!?

P.S. Мне кажется я знаю где находится моя душа, когда она не со мной :)

Искренне Ваши, поклонники Вашего творчества, я и моя душа!

— В общем-то, вопроса здесь практически нет, и ответить мне сложно. Но мне очень приятно, что вы пишете. Что происходит с моей душой… Моей душе очень приятно читать такое письмо, и моя душа приветствует Вашу душу!

Александра: Дорогой Бернар, спасибо Вам за то, что научили меня видеть то, что важно, думать и быть лучше. У меня такой вопрос — с кем бы из героев Ваших книг Вам бы хотелось провести день и почему?

— С Авророй, потому что она танцует стриптиз. (Смеётся). Естественно, мне приятнее с Авророй провести день, чем с Давидом, ведь Давид — это же я, а себя я знаю неплохо. К тому же Аврора очень отличается от меня, а я люблю людей, непохожих на меня, людей, которые могут привнести мне что-то новое.

Артём: Как много прекрасных вопросов, какие замечательные читатели у Вас в России, Бернар. Не скрою, я один из Ваших поклонников и сам пытаюсь кое-что писать. Мир сейчас кажется совершенно непредсказуемым и гораздо более опасным, чем в годы, когда Франция определяла интеллектуальную моду на всей планете. Что, на Ваш взгляд, может спасти мир от надвигающегося Апокалипсиса, вдруг возродится роль литературы и, как сказал русский классик Достоевский, «красота спасёт мир»? Каким-либо образом русская литература повлияла на Вас и мировоззрение французских писателей?

— Начнем с первого вопроса. Прежде всего, хочу сказать, что слово «Апокалипсис» означает поднятие завесы и обнаружение правды: «апо» означает «поднимать», а «калипсо» — это «завеса». И, соответственно, то, что может спасти мир — это обнаружение истины. И понятие «завеса» — очень интересный символ, потому что сейчас в мире существует много средств, чтобы всё закрыть завесой лжи, а с помощью пропаганды можно везде поместить «завесу» и везде скрыть истину. Поэтому я, скорее, думаю не о красоте, а именно об обнаружении истины — она и спасет мир. Ведь красота — понятие объективное: то, что одним кажется красивым, другим кажется уродливым. А Истина существует вне любой пропаганды. Истину может увидеть любое существо с любой планеты, любой вселенной, которое летит на Землю — это то, что данное  существо увидит независимо от политических и религиозных речей и всех течений, всех попыток манипулировать наивными людьми. Мне кажется, Истина сильнее всякой пропаганды, и со временем Истина восторжествует. Я думаю, в частности, в России в сталинскую эпоху существовала мощная пропаганда, которая скрывала от вас, каким на самом деле является мир. И со временем эта пропаганда затрещала по швам. И сегодня россияне имеют возможность наблюдать и знать всё то, что происходит в мире. И однажды — я убежден — все смогут действительно знать, что действительно происходит.

Второй вопрос. В юности я читал Толстого и Достоевского, «Мастера и Маргариту» Булгакова и, конечно, на меня это оказало влияние. Но это повлияло на меня в плане психологического исследования, а большее влияние оказала американская фантастика. И смесь одного и другого влияния породило мой стиль — то, что и как я пишу.

Роза: Уважаемый (и очень любимый ) Автор Бернар Вербер !Я ,прочитав все ваши произведения ,столкнулась с тем ,что мне очень трудно читать других авторов. Все не то. . Так вопрос в том :что и в каком возрасте Вы бы порекомендовали прочитать моему сыну (ему сейчас год:)? И вообще ,нет ли в планах написать что нибудь для совсем маленьких ?

— Я знаю, что самому молодому моему читателю 7 лет. Это мальчик, который пришёл на одну из моих автограф-сессий и сказал, что уже два раза прочитал «Муравьев». Ну а в принципе я считаю, что каждый ребенок в своем возрасте созревает для чтения тех или иных книг. ( А во Франции у меня есть друзья, дети которых в возрасте 15 лет до сих пор неспособны ничего читать). Свои книги я пишу таким образом, чтобы они были понятны всем — в том числе и детям. Если из моих книг выбрать наиболее доступную для ребенка — то это «Звездная бабочка». Во-первых, она наименее объемная, а во-вторых, эта история абсолютно универсальная. Но специально детские книги я писать не собираюсь.

Линь: Здравствуйте! Сначала хотелось бы поблагодарить Вас за все Ваши книги! Для меня они просто находка. Они сочетают в себе все, что я так люблю и чем увлекаюсь! Обожаю трилогии о Богах и о том, что «выше». Мне понравилось, как Вы обыграли библейскую версию о начале жизни на земле в «Бабочке», и соревнования между Муравьем и человеком просто поразили меня. Вы использовали всем доступные факты и превратили их в нечто большее, захватывающее, просто потрясающее. Вы просто замечательный!!

Я хотела бы спросить, что же Вас вдохновило написать все эти книги? Если у Вас есть муза, надеюсь она останется с Вами на долго, так как я не смогу жить без Ваших книг!)

PS Раньше я смотрела на свою забитую всеми Вашими книгами полку, я мечтала пополнить ее Вашими новыми книгами. И когда пару лет назад (после «Зеркала Кассандры» ничего не выходило, я очень расстроилась. Мне просто хотелось стереть свою память и прочитать все с самого начала!!! Так что я просто с нетерпением жду Ваших новых книг!

JE VOUS AIME!!!

Ну, на каждую книгу вдохновляли разные вещи, это каждый раз было связано с тем, что происходило в моей жизни. Но главный источник вдохновения — это мои поездки за пределы Франции. Также меня очень вдохновляет наблюдение за природой. Я очень рад, что вам нравятся мои книги и мне приятно, что вы следите за моим творчеством. Я надеюсь, что следующие мои книги вам понравятся так же как те, которые вы уже прочитали.

 Рамиль: Уважаемый Бернар Вербер! Интересно было бы знать, какие советы вы дали бы человеку, пробующему себя в качестве начинающего писателя?

Совет — никогда не переставать писать. Писать каждый день, начиная с одной страницы, а потом все больше и больше… Нужно научиться быстро печатать, может быть, даже походить на курсы машинописи. И стараться на первое место ставить оригинальность, потому что хорошая книга — та, которая не похожа ни на какие другие. Можно вдохновляться книгами, которые понравились, но когда писатель пишет, он должен преследовать цель написать нечто непохожее на всё то, что он читал. Лично я пишу каждое утро на протяжении 4,5 часов. И мой главный совет любому начинающему писателю — писать каждый день по 4,5 часа.

 Oksana: Уважаемый Бернард! Спасибо Вам огромное за прекрасные книги! Подскажите, пожалуйста, почему на обложке книги «Зеркало Кассандры» изображена девушка с короткой стрижкой, несмотря на длинные и волнистые волосы главной героини в романе? Спасибо.

На самом деле обложки зависят не от меня, а от моего российского издателя. Очевидно, он нашел изображение этой девушки прекрасным и не очень заботился, чтобы она была похожа на героиню. На моей последней книге «Третье человечество» можно увидеть изображение трёх слонов и черепахи, и это так же оригинальная идея моего издателя: в романе нет ни одного слона и ни одной черепахи. Но это такая российская интерпретация. На французском издании обложка выглядит по-другому. Могу вам сказать, что на ней изображен кит. А китов в романе тоже нет. Я думаю, что у издателей хорошее чувство юмора, а с воображением обстоит дело лучше, чем у меня.

 Елена Кириченкова: Добрый день, Бернар. Я восхищена вашим творчеством. Я прочитала и уже перечитала все ваши книги, хотелось бы «стереть» память, чтобы можно было перечитать все вновь. Я по хорошему завидую тем людям, которые еще ничего не читали, у них же все впереди — волшебное погружение в созданные вами миры. А вопрос у меня вот какой: «Было ли у Вас в жизни такое чувство, ощущение — что эта ситуация уже была, вы ее уже пережили, например, Вы точно знаете в какой момент кто-либо что-то скажет или сделает. Так называемый эффект «déjà vu». Как вы думаете почему это происходит?

У меня «déjà vu», что я уже слышал этот вопрос… (Смеётся). На самом деле такого чувства, как «déjà vu», у меня не было. Но у меня часто возникает ощущение, что я уже жил на этой Земле, и научного объяснения этому у меня нет. То есть, поскольку я писатель, я не могу объяснить все движения моего воображения. И мне не нужен какой-то волшебный мир с иррациональными эффектами: наш обычный мир, наша реальность достаточно интересны. И не нужно придумывать ничего дополнительно. Я — писатель. Я развлекаюсь, я размышляю, и истинный мир, реальный мир меня уже в достаточной степени восхищает.

Я предпочитаю ощущение не уже увиденного, а никогда прежде не виденного. Мне гораздо интереснее открывать для себя новые вещи, о которых я никогда не задумывался. Например, все мое пребывание в России — это было сплошное ранее невиданное. Не ожидал я такого ливня в парке Горького, не ожидал такого количества людей во Французском институте и на всех своих выступлениях. И большинство людей, с которыми я познакомился в этот приезд, — я их никогда раньше не видел. Это и есть самое интересное. 

2 комментария на «“Бернар Вербер: «Я стремлюсь сделать свою жизнь похожей на роман…»”»

  1. Аня:

    Спасибо!!!!

  2. Сергей:

    Сердечная Вам благодарность!!!

Добавить комментарий


5 + два =