Эдуард Лимонов: «Литература не талантлива и очень тупа»

В эксклюзивном интервью нашему порталу Эдуард Лимонов рассказал о том, что не любит «классический пухлый роман с придуманными героями» и его давно нужно выкинуть на свалку. Поведал, что не читает современных авторов, а также не претендует на Нобелевскую премию, престиж которой, по его мнению, давно потерян. И вообще отметил, что не считает себя литературным человеком, а просто «смелым мужиком».

 Если подумать, такого чела — Эдуард Лимонов — ведь нет. Есть хитрый и странноватый Савенко.

— Эдуард Вениаминович, очень многие авторы, заявившие о себе в литературе в «нулевые» годы, начиная с Шаргунова, который отказался от денег премии «Дебют» в пользу вас, говорили о влиянии ваших книг на них. На ваш взгляд, чем вы могли повлиять на молодое литературное поколение?

— Да, мне говорили, что мои книги крепко очаровали целое поколение писателей, а то и два поколения. Ну, понятно, что  я  говорю свободно, заикаюсь, когда нужно, смелый мужик и  ненавижу классический пухлый роман с придуманными героями. А еще я размышляю в моих книгах. Западные критики писали что я «смахнул викторианскую паутину с русской литературы». Вообще я много чего сделал, но боюсь говорить, опять обвинят в мании величия.

— Кого бы вы отметили из современных авторов, и чем они вас привлекли?

— Я не читаю современных авторов. Не хочу. И скучно.

— В последнее время много было дискуссий о «новом реализме» в литературе. Сами вы как его определяете, могли бы вы себя назвать «новым реалистом»?

— Про дискуссии о новом реализме ничего не знаю. Я вообще не литературный человек. Я больше со своими охранниками общаюсь и со своей девкой.

— Ваш герой практически всегда автор. Вам не интересно работать с выдуманными персонажами?

— Я написал немало  философских книг, где я не герой, а только глаза и  мышление мое. Я никогда и не был героем моих произведений. Если подумать, такого чела — Эдуард Лимонов ведь нет. Есть хитрый и странноватый Савенко.

Литература — это не я.

— На ваш взгляд, литература должна остро и живо откликаться на важнейшие общественно-политические события или ее место быть над схваткой?

— Литература — это не я. Чего она там должна, я не знаю. Схватка, над схваткой. Схватка между кем и кем, Меня интересуют  огромные схватки, бездна миров, а не схватка между Путиным и Немцовым.

— В нашей современной истории есть ли события, личности, которые бы были достойны художественного произведения? Та же ваша акция «31», протестное московское движение зимы-весны, «пусси райт»?

— Произведения на тему Стратегии-31,  московское протестное движение зимы-весны, пусси-райот?..  Я не пишу книги  о  событиях общественной жизни…

— Сейчас вас воспринимают больше за политика, но продолжаете писать. Зачем?

— Я не продолжаю писать. Я существую, размышляя, а результаты моих размышлений я оформляю в такие тетрадки-кирпичи, называемые книгами. Политика  в России банальна.

— Для вас написание текстов – это работа. Много ли ей уделяете времени или следуете за озарениями?

— Я пишу семь текстов в месяц для журналов и сайтов, это заработок, но и высказываюсь по вопросам жизни.

Я о читателе вообще не думаю, и никогда не думал.

— Сейчас все жалуются на потерю читателя. Сами вы это ощущаете и каким образом можно привлечь читателя в литературу?

— Я о читателе вообще не думаю, и никогда не думал. Когда я с ними встречаюсь, опять и опять удивлен бываю, насколько они неинтересны, и вопросы их неинтересны. Иногда бывает, что я сплю с женщинами-читателями, Но тут другое, — преодоление космического одиночества.

— Может быть, все проблемы нашей страны в том, что сейчас во власти у нас плохие читатели?

— У власти примитивные ребята, а на смену им рвутся такие же. Дважды два — четыре.

— Создается ощущение, что сейчас литература находится где-то на периферии общественных интересов, ее и власть не «прессует», так как не видит в ней опасности. Возможно, ли вернуть утраченные позиции?

— Литература сама виновата. Она не талантлива и очень тупа: например, давно нужно выбросить на свалку истории жанр романа, но продолжают нудно сочинять сочащиеся серой скукой истории.

— Часто говорят, что либеральная среда оккупировала нашу литературу и испортила ее. Сами вы так считаете?

— У либералов нет ни одного современного писателя. У патриотов, впрочем, тоже нет. И в Европе нет. Такое время. Робкие люди, помимо всего прочего сейчас. Дерзости не хватает.

В деревне же скучно, там  только самоубийством можно заниматься.

— Вы говорили о переносе столицы, например, в Сибирь, а литература должна ли выйти из Москвы, необходимо ли преодоление культурного москвоцентризма?

— Столицу неизбежно перенесут. Но у нашей страны всегда будет  могучая столица, куда все стремятся, и территории, на которых никто не хочет жить. В деревне же скучно, там  только самоубийством можно заниматься. Природа умерла. Вот луна еще висит, но и ее скоро оприходуют.

— Вы ездите по стране, нет ли у вас ощущения ее разобщенности, переживания страны, как большого лоскутного одеяла с расходящимися швами? Если да, то как это можно преодолеть и может ли литература играть какую-то роль в спайке страны?

— Я не езжу по стране, очень громоздкое получается каждое путешествие, охранников нужно с собой везти.  Я вот в Питер выезжаю иногда. В Калининграде был. И все.  Страны на самом деле нет. Есть только Москва. Все остальное не существует.

Нобелевскую премию сейчас дают всяким насекомым-писателям из слаборазвитых стран или спящим поэтам из Швеции и Швейцарии.

— Вы сейчас достаточно активны в Интернете. Хотелось бы узнать о вашем отношении к электронным книгам. Читаете ли вы с экрана или предпочитаете чтение традиционной книги и как относитесь к тому, что ваши произведения свободно распространяются в сети?

— Я вдруг понял, что меня не понимают, потому стал писать проповеди. Читать в Интернете мне приходится, хочу или не хочу.  Свои произведения я не контролирую, а издателям видимо все равно.

— Что должно произойти, чтобы русский писатель получил Нобелевку? Лично у вас есть такие амбиции?

— Нобелевскую премию сейчас дают всяким насекомым-писателям из слаборазвитых стран или спящим поэтам из Швеции и Швейцарии. Поэтому чего говорить о Нобелевской премии, ее престиж давно потерян. Книга Каррера «Лимонов» наделала уже больше шуму, чем Нобелевская премия, и еще наделает, 20 стран купили.

3 комментария на «“Эдуард Лимонов: «Литература не талантлива и очень тупа»”»

  1. [...] интервью мне Эдуард Лимонов сказал, что современная наша литература «не талантлива и [...]

  2. Серж:

    Откровенно, честно и оригинально.

  3. надя:

    не понимаю зачем вообще брать интервью у такого человека….после его прочтения хочется помыть руки

Добавить комментарий


− 7 = один