Феликс Бондарёв: «Я талантливый одарённый ублюдок»

Интервью в преддверии выхода альбома «Прозрачно»

Феликс Бондарёв, эксцентричный молодой человек, пишущий довольно жёсткую, честную, но по-своему гармоничную музыку — это культовая фигура в инди-среде. К своим 22 годам Феликс успел тесно посотрудничать с группой «Мумий Тролль», принять участие в записи альбома Who Killed Sgt. Pepper американской группы The Brian Jonestown Massacre, сделать несколько композиций совместно с Джоном Маусом из Ariel Pink’s Haunted Graffiti.

И это не считая сольных проектов, главный из которых — Red Samara Automobile Club — сегодня выпускает на Thankyou.ru новый альбом под названием «Прозрачно». В преддверии релиза мы поговорили с Феликсом Бондаревым о том, что происходит на его внутреннем и внешнем творческом поле.

— Что стало для тебя отправной точкой твоего музыкального пути, и когда эта точка возникла?
— Феликс: Желание заниматься музыкой возникло, когда я сидел в психиатрической клинике на обследовании, читал Хельмута Ньютона и видел, как постояльцы сосут друг у друга за сигарету. Очень увлекательный опыт. И да — сигареты у меня были.

— Ты являешься создателем и единственным участником Red Samara Automobile Club. Ты изначально работал над своими проектами один?
— Феликс:Исключительно один.

— Почему так происходит? Есть же огромное количество групп, лидеры которых успешно гнут свою линию и направляют музыкантов, которые работают вместе с ними.
— Феликс: Я никого не слушаю, меня люди нервируют, я же не лезу с корректировками в их ЖЖ, например? Моя музыка — мой Живой Журнал. У меня плохая память. А по своим песням я хотя бы помню, кого на момент записи я ебал.

— Ты очень быстро пишешь альбомы. Насколько я помню, на твоём счету уже 32 записанных работы. У тебя никогда не возникает ощущения, что какие-то из них были проходящими либо со временем стали чуждыми тебе? Или каждая запись до сих пор остаётся значимой?
— Феликс: Я не знаю точно, сколько у меня работ. Точно больше 30, около 40 альбомов и мини-альбомов. Всё, что я сделал когда-либо, это я и есть. У меня нет права на уклонения. Даже песня «Сибирские Трассы» — моя вещь, и я её люблю. Хоть она очень жёсткая.

— Недавно у тебя был двухмесячный перерыв в работе, после которого ты за короткий срок сделал новую полноценную запись. Насколько часто возникают такие перерывы и насколько важен для тебя процесс накопления материала?
— Феликс: Перерывы не так уж и часты. Их нет. Просто под рукой на новом месте у меня не было вариантов для записи. Поэтому и не было нового материала. Я никогда не испишусь. Я не музыкант. Я талантливый одарённый ублюдок, и, слава Богу, я понял это очень рано.

— Ты несколько раз менял место жительства: переезд из Эстонии в Питер, потом в Екатеринбург… У тебя есть какие-то определённые географические точки, места, в которых тебе максимально комфортно создавать новые вещи и места, в которых, наоборот, тебе неуютно заниматься творчеством?
— Феликс: Город Кингисепп, Ленинградская Область. В этом городе мне максимально комфортно и крайне неуютно.

— Мотивацией творчества для тебя являются в большей степени внутренние или внешние факторы?
— Феликс: Я люблю кофе, но до сих пор не знаю, какой. Как мне понять? Ведь много чашек не выпьешь, чтоб понять.

— Говоря о твоём творчестве, неуместно говорить о жанре, потому что формы многообразны, в зависимости от того, что ты хочешь передать, от тех эмоциональных и смысловых посылов, которые заложены в материале. Как-то раз ты рассказывал о «металлическом» альбоме на финском языке, созданном, якобы, группой из пригорода Хельсинки, и об истории, закрутившейся вокруг этого альбома, когда тебе стали писать внезапно появившиеся у «группы» поклонники, организаторы финских фестивалей, приглашая принять в них участие. Для тебя та работа была просто шуткой или таким же равноправным актом твоего самовыражения?
— Феликс: Для меня не была шуткой даже запись треков под амфетамином вместе с гопником, который едва вернулся из армии и читал на мою при-нем-записанную-музыку свои дембельские стихи.

— Сейчас ты параллельно работаешь над новым проектом K1llRGVP. Является ли он приоритетным для тебя на данный отрезок времени, или он сосуществует на одном уровне значимости вместе с Red Samara Automobile Club? И вообще — все твои проекты довольно разные, и по смыслу и по форме, в каких «отношениях» друг с другом они находятся?
— Феликс: Я люблю тараканьи бега. Моих тараканов зовут Red Samara Automobile Club, Amazing Electronic Talking Cave, K1llRGVP, Stones & Holes, «АНЕМОНА», «Двигайтесь, суки», «Техника неисправна». Были ещё какие-то, но они умерли прямо на дороге, и я про них забыл.

— Ты можешь объяснить, почему новый альбом RSAC «Прозрачно», релиз которого состоится сегодня на Thankyou.ru, получился таким аккуратным, не таким жёстким и эксцентричным, как предыдущие?
— Феликс: Генри Миллер писал: если хочешь забыть девушку — напиши про нее роман. В моем случае — альбом.

— Твой любимый музыкальный жанр — это витч-хаус. Чем он тебя привлекает?
— Феликс: Я люблю шлюх, хип-хоп и шугейз. А в витч-хаусе всё это удивительным образом сочетается.

Добавить комментарий


4 − = два