Дмитрий Борисенков отправил металлистов на завод

Говорят, как корабль назовешь, так он и поплывет. Наверное, поэтому группа Черный Обелиск на своем веку прошла огонь, воду и медные трубы. Лихие 90-е, смерть барабанщика, а затем и основателя, забвение и возвращение, преклонение и неприятие. Об их истории можно написать книгу, что и сделал Максим Титов на официальном сайте «обелисков».

А мы встретились с фронтменом группы Дмитрием Борисенковым и расспросили его о новом макси-сингле «Вверх», тех самых 90-х и состоянии современной отечественной музыки.

Расскажите про макси-сингл и почему вы решили записать макси-сингл, имея в наличии целых семь треков? Почему бы не дописать еще несколько и не бахнуть сразу альбом?

Нам хотелось побыстрее все это выпустить, потому что, пока дождешься, когда будет полноценный альбом, может еще много времени пройти. А эти песни были сочинены в процессе сведения предыдущего альбома. Ну и как-то они так сами выплыли, особо никто над ними не боролся.

Т.е. они уже были готовы?

Они были просто написаны в тот момент, когда я сводил предыдущие. Сидишь на базе, делать нечего, и оно пришло.

А название «Вверх» означает, что группа сама поднимается вверх или нет?

А это маркетинговый ход от нашего директора. Нет, там есть похожая песня с такими словами. Маркетинговый ход от директора + название песни.

Т.е. это не говорит о том, что группа как-то поднимается, развивается? Или это само по себе происходит?

Я надеюсь, что так происходит…  А как оно там по-настоящему – сегодня посмотрим (6 октября в клубе «Б2» состоялась презентация макси-сингла «Вверх», прим. Редакции).

4 года назад Вы говорили, что Вам очень не нравится тенденция «утекания» музыкального контента в интернет. Сейчас ситуация еще хуже…

С одной стороны, мы пришли к выводу, что пусть он утекает, на самом деле. Никуда не денешься, лучше пускай утекает, пусть люди слушают и приходят на концерты, потому что, все-таки для музыканта это сейчас основная статья дохода, а не «подачки» на сайтах. Хотя, это тоже помогает, конечно.

А в связи с этим Вы будете использовать систему краудфандинга?

Мы ее используем.

Т.е. лейблы – всё?

Да, всё. Не нужны. Они нам, а мы – им.

Следующий альбом будете выпускать с помощью краудфандинга?

Мы уже и предыдущий делали, и пред-предыдущий. Мы и «Мертвый сезон» уже не продавали никому. Уже некому было продавать.

А как считаете, если сейчас «антипиратский закон» распространится на музыкальный контент, это что-то изменит?

Когда дебилы занимаются производством законов, законы работать НЕ БУДУТ. Для того, чтобы законы работали – надо, чтобы их умные люди писали, а не дебилы, а дебилы, к сожалению, пишут то, что пишут.

Т.е. Вы бы подписались под роспуском Госдумы?

Да, абсолютно. И смена Правительства в максимально быстрые сроки. Подписал.

Вы сказали, что основная статья ваших доходов – это концерты. А вообще, деньги в вашем творчестве какое место занимают?

Когда сочиняешь песни и записываешь, думаешь, конечно, не о деньгах. Но когда ты их уже записал и надо на что-то жить (потому что для музыканта это не только творчество, это все-таки еще и работа, основное место деятельности, ну, во всяком случае, для нас, – прим. Д.Б.), вознаграждение какое-то за свои труды хотелось бы получать, а не просто так людей веселить на площадях.

Т.е. не последнее место?

Ну естественно. Ну а как, вот Вам сейчас если скажут: «Да работайте бесплатно»? – не будете же? И я не буду тоже.

Никто не будет.

Я может и буду писать тогда песни, но я не буду писать альбом в какой-то срок. Как напишется, так и напишется. Записал песни – вывалил. Нет у меня вдохновения еще десять лет – я и не пишу.

А как Вы считаете, у молодых музыкантов в нашей стране есть шанс заниматься любимым делом и зарабатывать деньги на этом?

Наверное, есть.  Но проблемы тут две. Если ты хочешь играть что-то свое и только то, что тебе нравится, тогда шансов, наверное, меньше. Потому что это может не совпасть со вкусами тех людей, до которых ты хочешь это донести.

А как тогда быть металлистам?

Никак, идти на завод всем металлистам.

Т.е. изжил себя металл?

Ну как, металл, как металл, на мой взгляд, да, не самый популярный жанр. Та ниша, которая есть, она занята пока Арией и Кипеловым. Всем остальным соваться туда не надо. Это если про хеви-метал в чистом виде говорить. А остальные жанры прекрасно существуют.

Все-таки есть будущее у металла?

Ну у тяжелой музыки, давайте ее как-то так называть.

Но тяжелая музыка разной может быть – и рок, и хард-рок…

Ну я вот про это как раз и говорю. Потому что металл, на мой взгляд – это очень узкое обозначение… Для меня лично металлисты – это вот эти в шипах ребята, в косухах, ну и так далее. Я никогда себя к ним не причислял. Хотя группу пытаются записать в металлисты, мы не металлисты в чистом виде. Хотя, наверное, есть что-то, не без этого.

Получается, направление будет жить, только в разных ипостасях.

Естественно, оно будет, да, развиваться. Но будет ли это мейнстримовым направлением? В нашей стране, наверное, еще долго не будет. Потому что народ все-таки другую музыку у нас слушает.

Сейчас музыка вообще как-то «облегчается»…

Вот эти жанры, есть какое-то количество людей, которые это слушают, оно не становится ни больше, ни меньше – оно как было, так и есть. И есть люди, которые это не слушают, вот и всё. И они в этом смысле в своих вкусах не пересекаются.

А как Вы реагируете на обвинения типа «группа опопсела»?

А мне, например, наплевать. Я делаю то, что мне нравится. Сегодня опопсела, завтра потяжелела. Потому что надоедает играть одно и то же, одни и те же песни. Сегодня опопсел, завтра…

Такое забацал!

Да. Оно же синусоидами в жизни. Это нормальное явление.

Давайте немножечко про 90-е поговорим…

Девяностые! Лихие! Давайте.

3 октября 93-го. Беспорядки в Москве. Как запомнились эти события, и повлияло ли все это на группу, на творчество, на Вас лично?

По большому счету, наверное, все-таки нет. Когда был этот путч… Немножко все, конечно… слово «подобосрались» — это как, нормально для употребления?

Нормально!

И когда нас снова хотели развернуть в совок, как-то уже не хотелось… Но получилось, что и так нехорошо, и так тоже в общем-то не очень… Вся проблема в том, что к власти люди рвутся те, которым не стоило бы этим заниматься.

То же самое, что и сейчас, получается?

Да, абсолютно. А ничего не меняется. Люди-то на собственных ошибках не учатся! У кого-то веские амбиции, кто-то просто  хочет… Ну, это долго можно разговаривать. Такое ощущение, что историю никто не читает.

Вернемся к концертной программе. Есть ли там место старым песням?

Есть несколько старых песен. Штук пять, мы их играем. Не всегда все, всего понемножку, то есть, лучшие песни с каждого альбома. Зачем играть песни, которые не лучшие? Все просто.

Как думаете, группа до 30-ти лет доживет?

А че осталось-то тут?

Три года. А до сорока?

До сорока? Это мне сколько будет? 60? Ну я, наверное, могу. 58? Я не бухаю, не курю… Вполне есть шанс!

Добавить комментарий


два + = 4