Литература + Интернет = ?

Оказал ли Интернет влияние на литературу? И какое? Появились ли новые жанры и направления, стало ли проще найти своего читателя, а может, Интернет убил изящную словесность? На эти вопросы куратор литературного раздела Елизавета Александрова-Зорина попросила ответить писателей, и каждый из них предложил своё решение для нашего уравнения: «Литература+Интернет=?»

 

 

Марина Степнова

Сейчас принято обвинять интернет во всех смертных грехах, а мне кажется, он сослужил литературе исключительно добрую службу. Графоманы получили вожделенную возможность повсеместно и мгновенно публиковаться, читатели могут кидаться в нелюбимых авторов помётом и банановой кожурой, а любимых авторов, наоборот — продвигать и лайкать. Да и самим писателям раздолье — можно хоть каждый день гуглить себя и свои книжки, отслеживать продажи и рейтинги, гадить критикам в комментах и на всех этих законных основаниях целый день нигошеньки не писать.

 

 

Владимир Лорченков

Я не очень вижу влияния, которое, якобы, оказывает Интернет на литературу.

Клиповость сознания и текста? Но еще блестящие «Циники» Мариенгофа написаны в клиповой манере. Никакого «бума» интернет-литературы тоже не случилось: едва не состоявшийся небывалый расцвет «интернет-авторов», — так похожий на бум стенгазет в республике ШКИД, — сошел на «нет». И пока мы лишь видим его, Интернета, стандартное использование в качестве площадки для публикации текстов или грандиозной библиотеки.

Библиотека или платформа для высказывания – неважно.

Важно, что текст, написан он на овечьей шкуре… или на тростниковой бумаге… или на глиняной табличке… или на экране компьютера… был, есть и остается текстом.

В то же время, бессмысленно отрицать воздействие Времени на язык.

Проблема нынешней литературы РФ — я, к сожалению, не могу назвать ее русской, — в том, что у неё нет языка. Почти все авторы пытаются писать неуклюже заимствованным языком русской классики (19 век), советским канцеляритом (век 20) или — самые «продвинутые» — придуманным ими «современным языком» а-ля «превед-пабидитель-я-пешу-па-албанске-эта-смешно-ха-ха».

А мы просто живем уже в веке 21-м, и писать нужно тексты, соответствующие языку времени, в котором мы живём. Том, на котором мы говорим и думаем.

Грубо говоря, задача писателя сейчас — помимо тех, которые он перед собой ставит, — ещё и ретранслировать язык, который создаст книгу, и которая, в свою очередь, создаст язык. Как сделал А. С. Пушкин в 19 веке.

 

 

Александр Снегирёв

 Интернет делает искусство вообще и литературу в частности бесплатными. Для почитателей искусств фактически наступил Золотой Век, когда, не выходя из комнаты, можно увидеть шедевры из музеев с другого конца Света, читать ранее недоступные, редчайшие тексты, слушать любую музыку.

Для производителей этих нематериальных ценностей ситуация несколько иная. Ведь доступность предполагает альтруизм. Произведениями волей неволей теперь надо делиться, делиться бесплатно.

Творить, извините за выражение, теперь можно только ради удовольствия, ведь заработок писателей резко сократился. Писатели теперь не вынуждены натягивать объём, создавать искусственные длинноты, коих много в книгах, написанных в те времена, когда издатели платили за строчки и отдельные слова. Вместе с фальшивым объёмом уйдут фальшивые попытки угодить издателям и читателям, ведь угодливость рождается там, где мерцает награда.

Интернет, как непоколебимое сито, избавит литературу от плевел, от имитаторов и графоманов. Исчезнут профессиональные сочинители, высасывающие из пальца пустотелые смыслы. Настоящие писатели займутся мирскими делами, которые обеспечат им хлеб, чтобы отдавать литературе только самые сокровенные мгновения своих жизней, только самые ценные капли вдохновения.

Разумеется, Интернет и общая доступность искусства не изменит человеческую натуру. Интернет не отменит тщеславия и жажду денег, но изменить общий уровень литературы в сторону большей стройности, искренности и качества вполне может.

P.S. Всё это, конечно, утопия, и никогда, к сожалению, полностью не случится, но даже частичное осуществление изменит мир к лучшему.

 

 

Дмитрий Данилов

Теме «Интернет и литература» или «Как интернет должен повлиять и обязательно повлияет на литературу» уже лет пятнадцать — то есть, примерно столько же, сколько и началу проникновения Интернета в жизнь российского общества. И одно время были ощутимые ожидания, что Интернет как-то сильно, даже революционно повлияет на литературу.

На мой взгляд, это и произошло, и не произошло.

Интернет действительно сильно повлиял на литературу — как мощнейшее средство коммуникации между писателями и писателями, писателями и читателями, читателями и читателями. У начинающих авторов появилась масса новых возможностей для того, чтобы просто показать свои тексты окружающему миру. Возникла масса интернет-изданий, от самых что ни на есть любительских (типа Прозы.ру и Стихов.ру) до профессиональных (тот же «Журнальный зал»). То есть, литературное поле стало в разы, в десятки раз больше, объёмнее. Да и просто общаться между собой литераторам стало проще в сотни раз. Литературное пространство стало, с одной стороны, гигантским, с другой — таким, где все друг у друга на виду.

С другой стороны, на саму по себе литературу, на сами тексты Интернет не особо повлиял — разве что как важнейшая новая реалия, требующая описания и входящая в тексты литераторов. Как раньше в тексты литераторов входили железные дороги, автомобили, пресса, радио, телевидение и так далее. При этом каких-то новых литературных жанров, каких-то новаторских типов письма Интернет, как мне кажется, всё же не породил. Уж сколько говорили о том, что вот-вот появится «блоговый роман», «роман-твиттер» — ничего такого не появилось, может быть, попытки были и есть, но они не очень заметны.

Посмотрим, что будет дальше.

 

 

Лидия Сычева

Теме «литература + Интернет» я посвятила большую статью «Слова и цифры», которая вышла в газете «Завтра». Я думаю об этом давно, поскольку много времени провожу в Сети. Отчасти потому, что вместе с друзьями-соратниками мы выпускаем литературный интернет-журнал «МОЛОКО». Электронный архив у нас с 2000 года. Так что, по крайней мере, последние 12 лет «литература + интернет» для меня не тема для дискуссий, а естественная среда обитания.

Сама я больше люблю бумажную книгу, хотя иногда пользуюсь электронной «читалкой». Легальный контент на TY всячески приветствую и рада, что мне довелось стоять у истоков литературного направления на портале. И в жизни, и в литературе, и в интернете –— везде, вслед за Диогеном, мы «ищем человека». Мировоззренческие проблемы, несмотря на бурное развитие коммуникаций, по-моему, остались прежними…

 

 

Михаил Липскеров

 Очаровательная и весьма пикантная девица Лизавета попросила меня кое-что написать о влиянии Интернета на литературу. С какой стати она решила, что я имею какое-то отношение к литературе, мне неизвестно. Потому что мои упражнения в составлении из букв слов, а из слов — предложений, я литературой назвать не могу, но также и не могу отказать очаровательной и весьма пикантной девице Лизавете. Как и прочим очаровательным и пикантным девицам, коими в моих глазах являются все девицы в возрасте от 16 до 82 лет. После этого возраста он вряд ли могут считаться девицами.

Но ничего умного насчет связи литературы и Интернета я сказать не могу. Но рискну предложить вашему вниманию три последних письма из нескольких десятков, которые я каждое утро пишу и отправляю даме по ник-нейму «Родистко Кэт», которую я никогда не видел, практически ничего о ней не знаю, и которые вне Интернета существовать не могут.

Эти письма являются частью книги под названием «Из Фейсбука с любовью».

 

4 декабря 2012

Когда дни становятся длиннее, а жизнь — короче, бессонница поднимает меня с постели и гонит на полумёртвую улицу. Рассвет ещё размышляет, начинаться или нет, Солнце морщится от собственных лучей, одинокий дворник не местной национальности сметает в кучу два неопознанных окурка…

Я медленно толкаю себя по улице, по длинной бесконечной улице, по улице, ведущей из Москвы в Ригу… Где, возможно…


 

5 декабря 2012

Вечернее представление подходит к концу…

Я — усталый старый клоун…

Последняя реприза…

«Я дарю тебе своё сердце»…

Я стою в центре манежа и оглядываю зрителей…

Вот мои глаза ВСПЫХИВАЮТ…

Вы сидите где-то на четвёртом ярусе…

БЕШЕНО СТУЧИТ СЕРДЦЕ!

Так что хлопают отвороты розового в голубой горошек пиджака.

Ах, как я с Вами заигрываю…

Цирк хохочет…

Я ползу к Вам по ступеням…

Сердце стучит все громче и громче…

И вот я прыгаю к Вам на колени…

И выхватываю из-под пиджака громадное бьющееся сердце…

Цирк аплодирует…

Вы говорите «Добрый вечер, Михаил»…

Внезапно сердце останавливается…

И я качусь по ступеням вниз….

 

6 декабря 2012

Если по раскуроченному в дни после Эры Процветания асфальту спуститься с Улицы Фетишистов на Вторую Отчаянную пройти мимо заброшенных частных замков с двориками, поросшими чем-то деревянным, пародирующим фруктовые деревья, к реке Река с обитающими в ней железными останками несуществующих машин, то на правом её берегу можно увидеть (а можно и не увидеть, если не смотреть) маленькое одноэтажное здание, в котором в Эру Процветания Власть намеревалась что-то, а после Эры забыла, что именно, то в образовавшемся в здании сквоте, неизвестно, по какой причине и с неизвестной целью, живу я, а впрочем, может быть, я жду, когда по раскуроченному в дни после Эру Процветания асфальту с Улицы Фетишистов на Вторую Отчаянную мимо заброшенных частных замков с двориками, поросшими чем-то деревянным, пародирующим фруктовые деревья, к реке Река с обитающими в ней железными останками несуществующих машин, к маленькому одноэтажному зданию на правом берегу спустится девочка и подойдёт (если увидит, а может и не увидеть) и сплющенным с той стороны единственного в сквоте окна носом прижмётся к моему сплющенному с этой стороны единственного в сквоте окна носу и тогда… Вы придёте, Миленькая?..

Один комментарий на «“Литература + Интернет = ?”»

  1. Ну, Миша Липскеров просто лапочка, а не мужчина :0)

Добавить комментарий


8 − восемь =