Максим Шаттам «Обещания Тьмы» (фрагмент романа)

Писатель Максим Шаттам входит в десятку самых продаваемых авторов Франции, его книги переведены на 20 языков мира.  Главная новинка этой весны — его роман «Обещание тьмы», готовящийся к печати в издательстве «Рипол классик». Публикуем фрагмент из нового романа.

Четкие буквы, вырезанные на стволе дерева.

«ДЖК». Дорога из желтого кирпича…

Брэди подумал, что, скорее всего, вход в Страну Оз меняется не раз в неделю, а после очередного налета полиции или еще каких-нибудь неприятностей. Он отодвинул люк и нашарил ногой первую ступеньку. Вокруг не было ни души. Он спустился вниз и задвинул люк над головой.

Как его встретят теперь, когда он пришел один?

Брэди включил фонарь, который купил в магазине неподалеку, и пошел тем же путем, что и в первый раз.

Мрачные коридоры следовали один за другим, вдалеке раздавался скрежет вагонов метро. На этот раз Брэди был гораздо более внимателен к тому, что его окружало. Под потолком, на высоте шести метров, он увидел металлические балки, на которых висели давно потухшие светофоры. Там, на расстеленных газетах, лежали спальные мешки, и кто-то спал, рискуя в любой момент свалиться вниз.

Брэди увидел на стене огромную надпись: «Все это совершенно неважно», и понял, что попал куда нужно. По узкому техническому коридору он спустился в переплетение темных коридоров и вступил в Страну Оз.

Костры в бочках, сутулые фигуры вокруг. Они повернулись к нему. Они его узнали.

Брэди не стал задерживаться и быстро пошел дальше. Под потолком поскрипывали гамаки. Что-то свалилось сверху, Брэди прыгнул вперед. В темноте над его головой послышался смех, и он ускорил шаг.

Нужно попасть в большой зал вокруг Вышки. Брэди надеялся, что государственный переворот так и не состоялся. Если верить Кермиту, это худшее, что могло тут произойти.

Кермит их вчера здорово рассердил.

Вчера. Брэди казалось, что с тех пор прошло уже несколько недель.

Если они меня увидят, меня ждут большие неприятности.

Однако другого способа попасть на нижние уровни он не знал. Идя вдоль рельсов и глубоко задумавшись, он перестал обращать внимание на то, что происходит вокруг. И не заметил человека, внезапно появившегося из ниши в стене.

Чья-то рука схватила его за рукав и дернула. Потеряв равновесие, Брэди ударился о стену. Фонарь отлетел и упал на пол. Человек навалился на него всем весом, прижал к стене.

— Отдай мне все, — раздался шипящий голос.

— Что?

—    Все! Деньги, ботинки, шмотки, все, я сказал!

Сердце Брэди бешено колотилось. Он боялся, что на него напал кто-то из Племени, а это оказался какой-то наркоман. От него несло мочой, дерьмом и рвотой.

— У меня ничего нет, но мы можем договориться, — ответил Брэди.

Наркоман ткнул ему чем-то в лицо.

Шприц!

Страх мгновенно вернулся. Надо действовать! Быстро!

— Ну! — рявкнул наркоман.

— Хорошо. Я сейчас разденусь, только отойди.

Наркоман тяжело дышал, обдавая Брэди зловонием. Потом сделал шаг назад. Брэди воспользовался этим и изо всех сил ударил туда, где по его расчетам должно было находиться лицо. Хрустнули кости. Наркоман со стоном осел на пол.

Брэди схватил фонарь и помчался прочь. Он оглянулся, и луч света выхватил из мрака узловатые пальцы с черными потрескавшимися ногтями, вцепившиеся в стену, исхудавшие лица, запавшие глаза… Это были не люди, а настоящие зомби. Они наблюдали за ним, но как только на них упал луч света, тут же юркнули обратно в свою нору.

Это свалка! вспомнил Брэди

Он бежал, пока не увидел сердце Страны Оз. Деревянный лабиринт, свечи, газовые фонари, запах разогретых консервов, бочки с горящим картоном, сиплое бормотанье, больше похожее на жалобы.

Он шел между лачугами, стараясь не смотреть по сторонам, как советовал Кермит. Чтобы подойти к Вышке, нужно было пересечь весь зал. Какая-то женщина заворчала, когда он случайно задел кусок клеенки, прикрывавший вход в ее лачугу. Потом он увидел знакомый сизый свет. Телевизор. У кого-то тут, внизу, был телевизор! Проходя мимо, он бросил быстрый взгляд через изгородь. Крошечный телевизор трещал и хрипел, но на экране только мелькали полосы. Неужели кто-то это смотрит?

Чуть дальше на перевернутом ящике сидел бородатый мужчина и читал газету при свете свечи. Он посмотрел на Брэди и вежливо поздоровался.

Брэди замедлил шаг.

— Здравствуйте, — сказал мужчина. — Вы не здешний?

Брэди не ответил и сразу спросил:

— Мне сказали, что вчера тут сменился… глава сообщества. Это правда? И кто теперь правит? Ноуз, Игла и Трубка?

— Скорее то, что от них осталось… — усмехнулся мужчина.

— И они… Они действительно возглавили Страну Оз?

— Нет, сейчас они зализывают раны! Если вы боитесь их встретить, то сейчас можете не волноваться.

— Спасибо.

— У меня тоже есть вопрос. Как вы думаете, с приходом нового президента, Буша, на поверхности что-нибудь изменится?

От удивления Брэди потерял дар речи.

— Честно говоря, не знаю. Обещает он много, посмотрим…

— О, я надеюсь, что дело наконец-то сдвинется с мертвой точки. Знаете, каждые выборы мы тут скрещиваем пальцы на удачу. Многие говорят, что больше не верят в политику, но они лгут. Это место позволило нам вновь обрести утраченную надежду. Мы ожидаем перемен к лучшему! Вот я, например, врач. Я служил в Бельвю, но потерял работу, и пошло-поехало… Но если бы мне немного помогли, я мог бы вернуться к нормальной жизни.

Брэди чувствовал, что разговор затягивается. Возможно, то, что говорил этот человек, было правдой, а, может, это всего лишь больные фантазии… Ему этого никогда не узнать. Брэди кивнул и пошел прочь, а мужчина продолжал говорить сам с собой.

Дальше Брэди прошел под какими-то одеялами, натянутыми над проходами, пересек место, где на полу лежало множество людей, укрытых тряпьем, и оказался под грязными окнами Вышки. Пройдя вдоль рельсов, он заметил узкий проход на нижние уровни. Это был вход в неведомое царство, полное странных звуков и невидимых глазу движений. Несколько крыс размером с енота шмыгнули в проломленную вентиляционную решетку.

Спустившись еще на два уровня, Брэди вошел в другой туннель. Сверкающие рельсы говорили о том, что тут еще ходят поезда. Брэди вспомнил о третьем рельсе, который может внезапно прищемить ногу. Он решил идти по краю, скользя и оступаясь на мокрых камнях, но вдруг едва не наступил на шприц. Тогда он шагнул на рельсы. По шпалам идти было гораздо удобнее.

Уходя все дальше по темному коридору, Брэди подумал, не слишком ли он самонадеян. Как он найдет людей-кротов? Если они живут в самом низу и прячутся от людей, вряд ли он сумеет обнаружить их логово.

Они сами меня найдут. Когда мы спускались сюда с Кермитом, они были рядом, в темноте. Наблюдали за нами.

Нужно привлечь их внимание и слабого света фонаря для этого было явно недостаточно.

— Меня зовут Брэди, мне нужна ваша помощь, — сказал он, но его голос звучал слишком тихо.

Шпалы задрожали, и Брэди сошел с путей, пропуская поезд. Скрежет и лязганье возвестили о его приближении. Железный монстр, быстрый, как смерть, с воем несся вперед. Внезапно его единственный глаз обратился прямо на Брэди, и тот почувствовал себя кроликом, выскочившим на проселочную дорогу, прямо в ослепительный свет фар.

Поезд пронесся мимо так же быстро, как появился. Улетел в неизвестность, оставив за собой красноватый отблеск. Брэди потребовалась минута, чтобы прийти в себя.

— Эй! — крикнул он громче. — Меня зовут Брэди! Мне нужна ваша помощь!

Он выкрикивал это снова и снова, заглядывая в помещения, где не было ничего, кроме труб и мусора, отодвигая люки, поднимая решетки. Он прошел еще с полкилометра, и ему снова пришлось прятаться от поезда. Он уже начинал их бояться. Дорогу ему то и дело перебегали жирные крысы.

Огни поезда осветили нишу, которую Брэди сначала не заметил. Когда поезд пронесся мимо, он присмотрелся и увидел отверстие в полу. Это была уходившая вниз шахта.

Люди-кроты живут в самой глубине…

Спустившись, Брэди оказался в очередном коридоре. Единственная лампа у самого входа еще горела. Он пошел вперед. Услышав глухой удар, он вздрогнул и остановился. Звук повторился, как будто кто-то колотил по трубам. Это где-то справа. Брэди пошел на звук, и обнаружил еще одну лестницу.

Когда же это закончится?

Внизу он увидел вход в старый туннель, оттуда тянуло сыростью. Рельсы утопали в жидкой грязи, стены из красного кирпича были укреплены проржавевшими металлическими дугами.

Брэди подумал о том, как тут глубоко. Он слышал о самых первых линиях метро, которые были построены по заказу миллиардеров, одуревших от собственных денег. Они прокладывали рельсы между своими особняками, даже если их разделяло всего несколько сотен метров. Может быть, перед ним — один из капризов прошлого века?

Лужи протухшей воды заставили его усомниться в том, что он на правильном пути. Разве кто-нибудь станет жить среди этой гнили?

И тут луч фонаря осветил отпечаток ноги в грязи. Свежий. Значит, здесь все-таки кто-то есть!

Брэди все это очень не нравилось. Но он шел вперед, высматривая следы. Они привели его к маленькому кирпичному домику, над входом в который было написано: «Приют Макинтош. Руководитель работ Моррис. 1912». Должно быть, когда-то в этом доме отдыхали строители метро.

Брэди хотел войти внутрь, как вдруг почувствовал резкую боль в ноге.

В него бросили камень.

— Меня зовут Брэди, я не причиню вам зла! Мне очень жаль, что я вас напугал! Уверяю вас, я не сделаю вам ничего плохого! Мне нужна помощь!

Точно ли это люди-кроты? А что, если это опять наркоман? Или какой-нибудь псих, готовый размозжить ему череп?

Только не такая смерть! Не в этой дыре!

За спиной у него произошло какое-то движение. Он помедлил и сказал, не оборачиваясь:

— Я сожалею, что хотел войти, не спросив разрешения. Прошу меня простить. Я пришел потому, что мне нужна ваша помощь. Потому что вы — память подземелий.

За спиной у него кто-то перемешался. Их было много. Брэди поднял фонарь.

— Свет, — прошипел голос слева. — Выключи свет!

Брэди поспешно выключил фонарь, и его обступила тьма.

___

 Существа, окружавшие Брэди, зашевелились.

Они вылезли из какой-то дыры и приближались к нему, строительный мусор осыпался у них под ногами. Он боялся пошевелиться. Его стали ощупывать, обнюхивать, пересвистываться. Кто-то у него за спиной пыхтел, как проходящий поезд. Другой издавал звуки, похожие на визг тормозов. Еще один голос, скорее всего женский, подражал звуку капель, падающих в лужу.

Кермит не соврал. Это были люди подземелья, со своим языком, состоящим из звуков, которые они постоянно здесь слышат.

— На английском! — прошептал мужчина за спиной Брэди. — На английском, для гостя!

Невероятно. Внизу, под самым Нью-Йорком, живет другой народ. Брэди и представить такого не мог…

Люди, которые больше двадцати лет не выходят на поверхность! Интересно, что они едят?

Он представил, как они охотятся на гигантских крыс, ловят бродячих кошек, выходят ночью на пустые платформы и роются в урнах. Воды здесь достаточно, в трубах есть клапаны и краны. Неужели они постоянно живут в темноте? Судя по всему, так и есть.

Это невозможно. Кто добровольно согласится похоронить себя заживо?

Однако писк и мельтешение вокруг свидетельствовали о том, что люди-кроты существуют.

Медленно, год за годом, они уходили все дальше от нашего мира. От нашего общества. Отдалялись от нас, поначалу находя пристанище на скамейках в парках. Когда их гнали оттуда, они прятались на автостоянках, потом спустились в метро. Загнанных и перепуганных, их привлек зов этих длинных пустых коридоров. А когда в подземелье стало слишком людно, они ушли еще глубже. И остались здесь. Среди своих.

История, достойная этого города.

— Я… я пришел просить вас о помощи, — повторил Брэди.

— Почему? — спросил мужчина у него за спиной.

Брэди повернулся, но не был уверен, что стоит лицом к собеседнику. Удерживать равновесие на кучах мусора было трудно.

— Вы все знаете о лабиринтах.

— Потому что мы — кроты, да?

Брэди услышал в его голосе раздражение. Наверное, они не любят, когда их так называют.

— Нет, потому что это ваш дом.

— Ты только что сказал, что мы — память подземелий. Звучит красиво. Мне это больше нравится.

Брэди чувствовал непрекращающееся движение вокруг себя.

Как они могут видеть в полной темноте? Это же невозможно!

— Мне нужно найти одно место под землей. И я надеялся, что вы можете меня проводить.

— Что тебе там понадобилось?

— Там… там живут плохие люди. Я хочу добраться до них.

— С какой стати нам тебе помогать? — вмешался другой голос.

— Нум, заткнись! — приказал голос, который Брэди слышал с самого начала. — Что это за место?

— Платформа шестьдесят один, под Центральным вокзалом.

— Не знаю. Я давно там не был. Не могу тебе помочь. Теперь уходи.

— Мне очень нужна помощь. Может быть, вы подскажете хоть что-то, что поможет найти эту платформу?

— Нет. Уходи.

Человек отошел, строительный мусор снова осыпался под его ногами. Брэди в отчаянии сжал кулаки.

Все напрасно. Настаивать, умолять не имеет смысла.

— Хорошо, — пробормотал он и снова включил фонарь, направив его себе под ноги.

Он вернулся к выходу из заброшенного туннеля и уже вылезал на следующий уровень, когда кто-то дернул его за ногу. Брэди схватился за стену, чтобы не упасть.

— Свет! — крикнул испуганный голосок.

Брэди немедленно выключил фонарь.

— Простите… я вас не заметил, — пробормотал он.

— Я знаю, где платформа шестьдесят один, — сказала женщина. — Я раньше жила под Центральным вокзалом. Я знаю, где это!

— Можете меня проводить?

— Нет, это слишком далеко. Но я могу рассказать, как туда дойти… Что вы дадите мне взамен?

Брэди спросил:

— А что вы хотите?

Она вслед за ним поднялась на площадку и тихо сказала:

— Обнимите меня.

Брэди не мог пошевелиться, ему было очень неловко.

— Пожалуйста, — попросила она.

Он вытянул руки, коснулся хрупкого плеча под несколькими слоями одежды. Она прижалась к нему всем телом. Брэди почувствовал запах пыли и едва уловимый запах пота. Он чувствовал каждую ее кость,  так сильно она к нему прижалась.

— Сожмите меня, — сказала она едва слышно.

Брэди обхватил ее обеими руками. Она была невероятно худа. Густые волосы скользнули по его лицу. Она положила голову ему на плечо, глубоко вздохнула и застыла. Ее дыхание щекотало шею Брэди.

— Крепче, — мягко приказала она.

Через некоторое время она заговорила:

— Можете принести мне лакричные конфеты? Люди выбрасывают все, что угодно, но только не лакричные конфеты.

У нее был голос как у подростка.

— Я принесу, но мне нужно время. Я должен подняться наверх и снова спуститься.

— Не нужно. Я покажу решетку, куда это можно просунуть. Конфеты и тампоны, хорошо? Несколько упаковок гигиенических тампонов, мне их тут очень не хватает.

— Конечно.

— И «Скитлз» — они еще продаются? Я бы так хотела снова их попробовать!

— Я все принесу.

— Идемте, я вас провожу.

Через час Брэди вышел из магазина с двумя пакетами и поспешно поднялся вверх по улице. Он остановился над решеткой слива и опустился на колени.

— Вы здесь? — спросил он.

Молчание. Он повторил вопрос, думая, что редкие прохожие наверняка принимают его за сумасшедшего.

— Да, — наконец, ответила женщина.

— Держите. Я все купил, сейчас передам.

Брэди начал сминать коробки и пакеты, чтобы они пролезли сквозь решетку. Он не пожадничал и купил всего много.

— Все в порядке? Вы их взяли?

Молчание. Случилось то, чего он боялся. Она просто выманила у него все, что хотела. Она ничего не знала о платформе шестьдесят один. Обвела его вокруг пальца. Тем не менее, он на нее не сердился. Он просто не имел на это права.

Брэди уже хотел встать и уйти, когда в самой глубине колодца что-то зашевелилось.

— Спасибо, — сказала она, по-прежнему издалека. — Идите до 49-й улицы, между Лексингтон и Парк Авеню, вдоль отеля, и прямо перед входом на автостоянку увидите двойную блестящую дверь. Там вход на платформу шестьдесят один. Счастливого пути! И удачи.

Добавить комментарий


× 7 = четырнадать