Марина Черкунова (Total): «Я пытаюсь бежать в ногу со временем»

Группа Total ярко стартовала в начале нулевых, взлетев на вершину музыкальных чартов с песней «Адреналин». На пике своей популярности Тotal успел поучаствовать в таких известных фестивалях как «Максидром», «Нашествие», «Мегахаус»… Однако, уже в 2003 году музыкальная активность группы снизилась, а вскоре практически сошла на нет. Какое-то время о коллективе практически ничего не было слышно, пока в 2009 году музыканты не засели плотно в студии, поставив перед собой задачу записать самую главную пластинку в своей истории — сильную, качественную, продуманную и эмоционально наполненную. Осенью 2012 года увидел свет альбом «Резус-фактор», ставший результатом накопившегося за 12 лет профессионального и жизненного опыта группы. Этот релиз сопровождал триумфальное возвращение коллектива на большую музыкальную сцену. О том, как все прошло и чего ждать от группы Total в ближайшее время, нам рассказала ее солистка Марина Черкунова.

- Вы вернулись на сцену после довольно продолжительного перерыва? Как все прошло, какие эмоции испытали от своего возвращения?

- Все, что связано с моей музыкой и со сценой, это всегда одно и то же — это всегда восторг, это всегда безумное волнение! Я очень люблю свою работу, люблю свою профессию. Я ведь всю жизнь в этой профессии, и это мое, без этого я и скучаю. Я чувствую себя на сцене в своей музыке комфортно, можно сказать, как рыба в воде. Хотя я всегда оставляю некий зазорчик, то есть всегда есть момент сомнения, чтобы было к чему стремиться. Но тем не менее я понимаю, что я на своем месте, и это главное для меня.

- Не страшно было возвращаться? Не боялись, что публика вас забыла за это время?

- Знаете, нет, не страшно, потому что я такой человек — я абсолютный оптимист и воспринимаю все, что мне дается, абсолютно адекватно. Если хотя бы одному человеку это оказалось нужно, я бы рада была и этому. Мы получаем результат своего труда — такой, какой мы заслужили. Опасения какого-то не было, но мы много трудились, мало того, закидывали пробные удочки, показывали людям, выкладывали кое-что. Интерес нашей публики, нашего слушателя был очевиден.

- Получается, вы ожидали успех?

- Во всяком случае, не льстя себе, я скажу, что мы на это очень сильно надеялись.

- Ваша публика за это время сильно изменилась, или это те же люди, что ходили на ваши концерты в начале нулевых?

- Вы знаете, очень хорошо изменилась, на мой взгляд. Публика изменилась, причем в хорошую сторону. Дело в том, что те люди, которые росли вместе с нами, которые были нашими ровесниками или немного старше нас, они, грубо говоря, отошли немного на задние ряды на площадках — сели в ряды VIP-зоны, за столики, т.е. они уже стали солидными такими людьми, состоявшимися. Поэтому они могут позволить себе прийти на любимую группу и при этом заказать себе стол. А на их место пришли, к моему большому счастью, абсолютно молодые.

Раньше у нас была публика одновозрастная, мы ведь рок-группа, поэтому на нас ходили подростки, юные люди, молодые. А сейчас у нас есть старшее поколение, которое ностальгирует и с удовольствием приходит слушать людей, с которыми они вместе взрослели. Мне часто говорят в последнее время: «Вы знаете, я по вашу песню «Адреналин» женился», кто-то там девственности лишился (смеется). Т.е. какие-то уже знаменательные события у людей состоялись, получается, это уже хорошее, красивое ностальжи-прошлое, и это круто! А на их место пришли люди абсолютно молодые, от 12 лет. И что удивительно и для меня очень показательно, я всегда обращаю внимание на то, как слушают нашу музыку дети 10-12 лет. У меня племяшка двенадцати лет, она очень музыкальная девочка. Мы с ней часто смеемся, потому что она звонит мне и говорит: «Маруська (она меня так называет), что делаешь?» — «До тебя дозвониться не могу». Она: «Я в наушниках музыку слушаю, «Адреналин». – «Ты меня слушаешь?», а она отвечает: «Ты что, как можно тебя не слушать!?» (смеется). Это очень здорово, что ребятня такая малая под эти песни колбасится, как взрослые.

Total — «Не гони»

- Слышала, у вас грядут какие-то изменения стиля в сторону электронной музыки?

- Я не буду раскрывать все карты на сегодняшний день. Проект этот делается сейчас в режиме аврала, потому что мы хотим сделать программу к весне. Мы не так давно показывали в Питере, в клубе «Космонавт» кусочек из этой программы, шесть песен, это была такая проба пера. Мы выступали в гостях у нашей подруги — у них был большой концерт, и нас пригласили выступить.

Скажу только, что это будет электронная версия всех «тотальных» хитов в самых-самых модных электронных тенденциях. Я даже не буду перечислять все стили, потому что там нет конкретного стиля — это не дабстеп, не какое-то еще конкретное направление, это смешение, эклектика, микс из разных электронных стилей. Получается очень неординарно. Я немного волновалась, как я буду чувствовать себя в этой истории, более подвижной и танцевальной. Я ведь привыкла работать, что называется, «на разрыв аорты», где каждая песня, — это маленький рассказ, маленькая жизнь. А здесь я… (подбирает слово) «обэлектронилась». Вот, только что придумала такое определение (смеется).

Звучит это очень круто, модно, свежо. Люди, которым мы показывали это, испытывают некий интеллектуальный шок отчасти, потому что это здорово. Человек, с которым мы работаем, пока не хочет озвучивать себя, мы держим в тайне его фамилию. Как только будет готов промо-материал, мы сможем заявить — мы готовы, слушайте нас! Будет презентация, где мы покажем, все, что мы сделали. Лучше дождаться презентации, чтобы не объяснять на пальцах, на словах, что это будет. Мы хотим быть готовыми просто сделать шаг и громко заявить вслух.

- Вы не так давно записались с рэпером RusKey, после этого стали поговаривать, что вы, возможно, пойдете в направлении хип-хопа? Это так?

- Ни в какую сторону, я вас уверяю, я не пойду. Сейчас я буду просто экспериментировать со всем, что мне интересно и всем, что предлагает сегодняшнее время. Я просто решила для себя не быть таким музыкальным снобом, не жить в каком-то одном болоте. Да, я очень люблю свое поп-рок направление, это стиль Total, и он будет звучать. Но я буду делать много экспериментов, что собственно сейчас и происходит с нами, со мной, в частности. Я участвую в проектах с RusKey, в поп-проектах, в электро-проектах.

Сейчас очень быстрое время, люди быстро движутся, сознание у людей сейчас работает в ускоренном режиме, что было несвойственно нашему поколению. Это достаточно тяжело, но я пытаюсь бежать в ногу со временем. Раньше я с рэп-культурой не была знакома, но сейчас появилось очень много потрясающих людей, которых я уважаю, которых я приобрела в своей жизни. И музыки, которую я не слушала ранее. И это очень здорово! Надо жить, развиваться и дышать полной грудью — это мое кредо!

- Расскажите подробнее о ваших музыкальных экспериментах?

- Сейчас благодаря интернету есть возможность окучивать многие слои. Интернет-пространство дает возможность слушать разные направления, разную музыку. В результате все разделились на разные течения. Есть, например, грядка альтернативщиков, грядка попсовиков, грядка еще чего-то. Нет массового засилья какого-то одного стиля, ничто не преобладает в наше время, и меня это радует.

Я сейчас делаю акустическую версию — это не совсем Total, я это называю «тотально неспетое». Это мои личные песни в акустике, мы играем их под фортепиано со скрипкой в виде творческих вечеров, чтения стихов, которые я планирую издавать вскоре в виде книги. Накопилось уже очень большое количество материала, и люди с удовольствием этому внимают. Это такое счастье на самом деле, что есть еще одна сторона меня. Во мне много «я», и каждое мое «я» на сегодняшний день уже повзрослело и хочет заявить о себе.

Кроме того мы с ребятами сделали тоже акустическую версию вместе с альтернативной певицей Лусинэ Геворкян, группа Louna. Она делала потрясающий акустический концерт недавно в «Б-2», мы с ней пели три песни. Одну песню «тотальную» сделали просто под фортепиано, со скрипкой, с флейтой в акустике, сделали кавер «Ищу тебя» из кинофильма «31 июня», и песню Louna «Во мне» — потрясающая песня. Прозвучало это крайне любопытно, и в этом направлении я тоже хочу экспериментировать. Планируем (по крайней мере, есть у нас такие мысли) сделать какой-то дуэт с Louna. Вообще, хочу похвастаться, на сегодняшний день очень много коллег предлагают дуэты спеть, чуть ли не каждый, через одного говорит: «А давай чего-нибудь замутим».

Что касается поп-проекта, с Костей Легостаевым мы дружим, замечательный артист, пишет замечательные песни. Я все-таки созреваю до такого решения, что с Костиком мы чего-нибудь обязательно замутим, сделаем какую-нибудь песнюшку. У него потрясающие вещи, он умничка-мальчик.

С Машей Макаровой очень хочу сделать дуэт, и она совершенно не против. Сейчас думаем, в каком ключе это подать. Одним словом, планов громадье. Перечислять все не буду.

- А выпуск акустического альбома у вас планируется? Или это будет чисто концертный вариант?

- Да, я планирую все-таки сделать такую пластинку. Потому что нарабатывается большое количество материала, мало того, многие наши слушатели его считают достойным. Да, это имеет место быть, и, если это нужно нашим слушателям, надо делать его, и делать на носителе.

 - Сейчас многие артисты признают, что выпуск альбомов на физических носителях стал нерентабельным. Как вы сами оцениваете эту ситуацию?

- Я могу только субъективно судить по этому поводу. Для музыканта это, безусловно, не приносит никаких дивидендов огромных. Разве только мобильные контенты какие-то копеечки дают. Но существует этот рынок. Он существует, хотя в магазинах нет точек, торговых, нет дистрибьюции по стране почему-то. Мы разговариваем с «Квадро-диском», на котором мы будем издаваться, они живут. Люди пишут, и спрашивают меня об альбомах, и это не один, не два человека, а много.

Я по себе сужу — я бы хотела иметь в своей коллекции пластинку своего любимого исполнителя. Это все равно, что купить книгу. Книгу же тоже можно почитать в электронном виде, скачать из интернета, безусловно. Но совершенно другое чувство, когда ты держишь живое издание в своих руках, читаешь книгу автора из типографии — это же совершенно другая история! Многим людям, тем более фанатам, нужен носитель, им нужна пластинка, они хотят ее иметь. Они просят, они даже требуют! Это первое. Второе – допустим, в машинах не у вех есть  mp3-проигрыватель, а есть только CD-проигрыватель. Они покупают пластинки различные. Сборники сейчас пользуются спросом.

А для музыкантов в частности, для нас, это так называемый «мерч». Мы вывозим свои пластинки на свои концерты по городам, и люди, которые на них приходят, с удовольствием — с автографом либо без — покупают пластинку любимого исполнителя. Ну а почему нет? Я бы с удовольствием это делала сама, и делаю. Я покупаю пластинки людей, которых я уважаю, к которым я хожу на концерты. Мне приятно получать в подарок либо покупать пластинку любимого исполнителя. Я считаю, в этом есть логика.

Total — «Бьёт по глазам»

- На вашем альбоме есть кавер-версия песни «Аквариума» «Господу видней». Почему именно эту композицию вы выбрали?

- Как это обычно бывает, мы получили предложение поучаствовать в трибьюте «Аквариума», для меня это было честью. Нужно было выбрать песню, и выбирала я ее методом для меня обычным — я выбираю по наитию. Я просто слушаю, и то, что в меня проникло, вошло, то, что меня зацепило, это и есть мое. Т.е. я должна понять песню, почувствовать, услышать ее, интерпретировать своим мозгом, одним словом, понимать, что я смогу ее дать. Ведь Борис Гребенщиков не самый легкий исполнитель для кавер-версий. Кажется, что все просто, но на самом деле у него сложная музыка, сложные, глубокие тексты. Песню «Господу видней» я выбрала по душевному наитию. Я почувствовала, что это моя песня, и всё, точка. Но когда я начала читать текст, чтобы его разучивать, я поняла, что я ее не доросла до этого текста. Я просто сидела со словарем и многие термины, понятия просто для себя узнавала, расшифровывала и понимала смысл этой песни. Сначала я слушала музыкальную и энергетическую подачу, а с текстом разбиралась уже потом, и поняла, что для меня это мощно. Мне было интересно поработать с этим текстом и узнать так много нового для себя. Я даже, можно сказать, «образовалась» в чем-то (смеется).

 - А Борис Борисович как оценил получившийся кавер?

- И Борис Борисович, и его команда позволили нам ее использовать на пластинке как кавер-версию. Очень хороший был резонанс от этой песни. И все дали добро, сказали: «Да. Это должно жить!»

 - Насколько я знаю, директором у вас сейчас работает ваша дочь Настя. Не мешает ли столь близкое родство деловым отношениям?

- Видите, моя доченька – она и есть моя лучшая подруга по жизни. Она сейчас заканчивает МГУ, будет как раз специалистом по этой области, по связям с общественностью — она пиарщица, Мы с ней вместе, собственно, и учимся. Потому что я, честно говоря, не тактик, я не бизнесмен, не сам себе директор — я творческий человек, и мне это достаточно сложно. Мы с дочкой по складу ума абсолютные противоположности, и получается, что мы, наоборот, взаимодополняем друг друга. Что касается личных отношений по работе, у нас нет никогда никаких проблем, потому что мы слышим друг друга. У нас абсолютно лояльные отношения, строящиеся только на взаимоуважении. Конечно, у нас бывают споры, в которых, я надеюсь, рождается истина, но нам не сложно жить и действовать вместе постоянно, потому что ее мнение для меня так же важно, как мое мнение для нее. То есть мы абсолютно равны. Поэтому нам не сложно, мне, например, очень комфортно. И мы вместе учимся, вместе познаем мир, вместе познаем эту профессию, этот бизнес и взрослеем вместе.

Добавить комментарий


+ 8 = шестнадцать