«Обе Две». Начало

Первая часть интервью с солисткой группы Катей Павловой

8 июня на крыше центра современного искусства ArtPlay пройдёт музыкальный фестиваль ROCK on the ROOF. Среди участников летнего веселья — группа, занимающая, пожалуй, одну из первых строк в топе самых интересных, необычных и самобытных независимых музыкальных команд современности, — «Обе Две». Её история началась в Екатеринбурге и продолжилась в Москве, её музыка основана на колоритном вокале и мощной басово-барабанной секции, её идея выражена в фонетически-кричащих текстах с уверенной и основательной смысловой нагрузкой. Мы встретились с солисткой «Обе Две» Катей Павловой в небольшом зелёном столичном дворике, таком же естественном и уютном, как сама она, пришедшая на интервью, дружелюбно улыбаясь, с двумя кружками вкусного горячего кофе — для меня и для себя. Беседа получилась насыщенной, и мы решили опубликовать её в двух частях — двумя главами одного дня и одной истории.

— Катя, то, что делает группа «Обе Две» — это реалистическое творчество, но при этом созданное очень художественными средствами, порой такими, которые выглядят в своих проявлениях абстрактно — причудливо звучащие сочетания слов, всплывающие картинки образов, передающие при этом существующие реалии. Где искать ключ к твоей музыке?
— Ключ, говоришь? Я сама-то не знаю, где он… Ты про вдохновение что ли?

— Скорее о том, является ли для тебя самой творчество «Обе Две» отражением жизни или второй реальностью?
— Мне кажется, у меня всё очень «буквализировано», и выдумывать-то я не умею… Мне всегда надо что-то пережить, а потом вложить всё это туда. Вчера один мальчик пишет мне: «Катя, в одной песне ты поёшь про Веру Полозкову, а это про Веру Полозкову?» Я не смогла ему ответить. На следующий день он мне пишет: «Мм. Раз в игнор — значит что-то личное!» Я опять не смогла это прокомментировать. Я смотрю на людей, умеющих писать тексты-истории, в которых есть завязка, развитие действия, кульминация и развязка, а не накиданные чувства и эмоции, как это у меня происходит. Я пока так не умею, но мне кажется, это следующая полочка, до которой я должна допрыгнуть.

Мне нравится быть девочкой — все эти капризы, слабости всяко-разно, но при этом я не хочу снимать с себя ответственность.

— Ты говоришь о том, что смотришь на людей, умеющих создавать сюжетные истории. То есть у тебя есть конкретные ориентиры, которые тебя вдохновляют?
— Говоря о культуре в целом, это всё непостоянно. Они, конечно, есть. Но сегодня это одни люди, а завтра другие. Вот я возьму книжку, увлекусь сильно автором, и пока я читаю — мне кажется, что лучше ничего быть не может (за исключением Сэлинджера, конечно), а потом через пару месяцев всё может поменяться. Я никогда не увлекалась фанатизмом, постеры не вешаю на стенки, у меня нет списка «живых» или «мёртвых» людей. Я только сильно увлекаюсь.

— У твоей группы не только женское название, но и очень женская музыка, не лишённая при этом силы и даже иногда некоторой смелости и резкости. Складывается ощущение, что лирическая героиня твоих песен — барышня активная и действующая, способная на поступок и обладающая определенным внутренним знанием. Отсюда немного странный вопрос: ты никогда не задумывалась о том, что сейчас снова грядет «эра матриархата»?
— Я против! От общества я, кажется, отстранилась со своим двором. Эру матриархата я не приветствую. Я вообще против этих разделений на девочек и мальчиков. Хотя, может быть, в жизни я не додумала ещё эту мысль до конца. Потому что мне нравится быть девочкой — все эти капризы, слабости всяко-разно, но при этом я не хочу снимать с себя ответственность: я хочу совершать поступки, принимать решения и за них отвечать.

— То есть ты считаешь, что слабость и силу в себе можно спокойно сочетать без перекосов в ту или иную сторону?
— Да, мне кажется, это и есть порядок жизни.

— Катя, а расскажи пожалуйста о своём историческом «порядке жизни». С чего началась твоя музыкальная история?
— Бабушка мне подогнала цыганскую юбку… Мы устраивали выступления с сестрой Таней, собирали всех родственников, усаживали их на диван, и погнали.

— А чем сейчас занимается твоя сестра?
— Когда всё только начиналось, мы делали «Обе Две» вместе, а потом Таня плотно увлеклась театром. Сейчас у неё 60 «уралмашевских» детей, которые её обожают, на руках носят, она их тоже очень любит. Что касается наших с ней совместных «акций»: когда мы обе ещё жили в Екатеринбурге, мы как-то устроили совместный концерт, на котором «Обе Две» в реальном времени играли на сцене свою музыку, а актёры, пластически — свою историю. Мы долго работали над этим проектом, репетировали два месяца. Это был очень классный опыт, но он — физически затратный. Не будешь же возить по всем площадкам декорации, свет и звук, это требует больших финансовых вложений. Кроме того, сейчас мы живём в разных городах. Но Артём (Артём Клименко, басист и саундпродюсер «Обе Две», — прим. Н.М.) и сейчас пишет музыку к Таниным спектаклям. Мне самой было бы интересно, например, сделать какую-нибудь саундтрековую историю. Мне предложили написать песню, чтобы снять на нее крутой клип в ресторане. На это мне готовы были выделить большую сумму денег, но я не могу до сих пор написать эту композицию, хотя прошло уже полгода.

— Это связано с неумением работать на заказ?
— Знаешь, я даже в школе не могла писать сочинения на заданную тему. Меня, видимо, кидает из стороны в сторону.

То, что «Обе Две» — популярная группа, я скорее понимаю на интервью.

— Насколько твоё творческое поле, которое ты создаешь, изменилось с момента возникновения группы «Обе Две», еще там — в Екатеринбурге, к сегодняшнему дню?
— В 15 и 17 лет с сестрой мы писали много песен, и все плохие. Так что если брать за точку отсчёта тот период, самое начало, то, конечно, музыка изменилась сильно, за исключением собственно лирической героини, наверное. Все стало по-другому с тех пор, как мы познакомились с Артёмом Клименко и стали играть вместе с ним. У нас происходили некоторые трансформации в составе. Все участники команды, которые сотрудничали с нами в тот или иной период времени, были очень хорошими людьми и музыкантами, но по определённым причинам с кем-то мы расставались, а с кем-то мы вместе на сегодняшний день, чему я несказанно рада. С момента выхода первого альбома прошло уже полтора года, и, мне кажется, хорошо, что мы всё ещё не записали второй. Сейчас, мне кажется, нужно немного остановиться и пожить, прежде чем делать новую пластинку. Надо осознать, что случилось, и понять, что делать дальше.

— К слову о том, «что случилось»: ты ожидала такого взрыва? Такой популярности, которая в определенный момент накрыла группу волной?
— Популярность очень относительна. То, что «Обе Две» — популярная группа, я скорее понимаю на интервью. Ну и когда я перестаю кокетничать, я осознаю, что мы на протяжении года играли концерты, ездили по стране, и это позволяло нам жить, даже в финансово-бытовом смысле. И, наверное, это показатель того, что что-то произошло. Не сказать, что я мечтала когда-то собрать площадку определённого уровня, но мне точно всегда хотелось заниматься только музыкой и иметь возможность это делать.

— Так сложилось исторически, что Екатеринбург всегда был одним из центров развития российской альтернативной качественной музыки. В прошлом веке в этом городе существовал знаменитый рок-клуб, в XXI — Екатеринбург также породил целую плеяду молодых талантливых музыкантов. Ты для себя как-то объясняешь такую концентрацию творческих сил в этом месте?
— Я сама всегда спрашиваю об этом у людей более начитанных, чем я. Мой сегодняшний екатеринбургский рок-клуб — это «Сансара» и «Курара», а недавно на гастролях мы близко познакомились с группой Alai Oli: хотя раньше мы и знали о существовании друг друга, но не дружили.

— Сама территория, на которой ты создаешь своё творчество, оказывает на тебя какое-то влияние: я имею в виду опять же — Екатеринбург и Москву? И как группа «Обе Две» решилась на смену своей дислокации?
— Переезд из Екатеринбурга в Москву был не запланирован. Более того, года два назад я вообще не понимала, зачем это делать. Но все сложилось естественным образом. И если говорить про ритм жизни, Екатеринбург — не намного более сонный город, чем Москва. Конечно, в Москве всего больше, и всё происходит быстрее, но у меня в связи с этим не произошло никакого культурного шока. По внутреннему состоянию мне здесь комфортно. Я давно не писала, поэтому я и хочу сейчас остановиться и посмотреть внутрь. Но я не думаю, что это связано с городами, это связано с самой деятельностью.

Добавить комментарий


7 − два =