Павел Яцына («Красная плесень»): «Доделав песню, я сразу ее забываю и пишу следующую»

Порталу ThankYou.ru дал интервью Павел Яцына, лидер самой плодовитой и нецензурной группы «Красная плесень». Музыкант рассказал о проблемах с запоминанием собственных песен, продажной сущности Книги Гиннесса, занятиях симфонической музыкой, конструировании электрогитары из лопаты, этимологии русских поговорок и о многом другом.

Павел Яцына - выступление "Красной плесени" в Milk Moscow 10.11.2012

- У вас больше 50 альбомов. На Книгу Гиннесса это достижение не тянет?

Вообще-то тянет, но как мы выяснили, изучив вопрос, Книга Гиннеса – она несколько продажная. Чтобы подать заявку, надо заплатить какое-то количество тысяч фунтов… или не фунтов, я уж не стал дальше уточнять. Если вы хотите зафиксировать рекорд, почему рекордсмен должен платить за это какие-то деньги? Мне это непонятно. Получается не Книга рекордов Гиннесса, а продажный бизнес. На мой взгляд, они должны осуществлять фиксацию рекордов, а не тех, у кого больше денег. Любой лабух, получается, может присвоить себе какое-нибудь гениальное изобретение, если у истинного изобретателя не хватает денег на оплату заявки.

- Как при таком богатстве выбора составляется сет-лист концертов? Репертуар каких альбомов оказывается в приоритете?

- Мы знаем, какие вещи самые хитовые в каждом альбоме, и берем из того или иного диска лучшее.

- Какой процент своих песен вы помните наизусть?

- Да никакой. Пока не начну репетировать, вообще ничего не помню. Иногда я беру какой-то свой альбом, слушаю песню и хохочу, радуясь, что так гениально сочинил. А не помню я вот почему. У меня такой принцип работы: я делаю песню три-пять дней – написал, спел, смиксовал, и всё. Она готова. Я принципиально ее не слушаю, чтобы не зацикливаться на том, чтобы что-то исправить, улучшить или оценить хитовость. Мне важнее идти дальше, чтобы сочинить следующую песню. Это вечный процесс – сочинил, отложил, взялся за новое. Поэтому иногда, находя в интернете какую-то свою песню, радуюсь, что я такой талантливый.

- Когда планируется новый альбом?

- Он у нас выйдет в день конца света по календарю майя и так и будет называться — «21.12.2012». На запись альбома мы собирали средства по системе краудфандинга – каждый, кто поучаствовал, сможет в день конца света скачать эту пластинку. Поскольку рынок аудио в шатком состоянии – непонятно, умер ли он или где-то возрождается, — то мы решили делать так.

- Глупо спрашивать об источниках вдохновения — эти источники, собственно, и становятся объектами цитирования и пародирования. Поэтому хочется спросить о творческих планах: о чём будет альбом, чем планируете вдохновляться?

- Да ничем уже. Мы объявили этот альбом последним, потому что я устал уже это писать. Хочу заняться мазуркой, танго, вальсом и классической музыкой. Сейчас я уже сделал симфонический альбом – и вот его мы принципиально выпустим на компакт-дисках. Это будет не под маркой «Красной плесени», а мой параллельный проект. «Плесень» должна оставаться «Плесенью», в первую очередь текстовым проектом.

- Как, кстати, обстоят дела с авторскими правами? Всё процитированное очищаете? Не было ли конфликтов с «источниками вдохновения»?

- Замечательно. Я автор, значит, я прав. А не автор – не прав. Да? На самом деле я регистрирую авторские права, есть разные механизмы регистрации. Например, первое публичное опубликование, когда кто-то может подтвердить, или вы в YouTube первыми выкладываете сочиненную вещь, и там стоит дата. Но я делаю по-другому – отправляю диски в РАО и там регистрирую. У меня уже скопился чемодан бумаг по авторским правам. Ну и замечательно.

 - Охотно ли коллеги соглашаются записываться в ваших альбомах?

- Большая часть студийных «коллег» — это сессионные музыканты. Им заплатил – они исполнили. И есть несколько вариантов концертного состава: сессионный, который за деньги, и «идейный», который готов бесплатно рубиться «за дело партии». Но сразу предупреждаю: бесплатно мы не поем, только за большие деньги.

- Вас, наверно, всю жизнь ругают за мат в песнях. (И хвалят за него же.) Не опасаетесь ли каких-то репрессий или запретов в рамках кампании борьбы за «духовность и нравственность»?

- Я и сам веду борьбу за духовность и нравственность в интернете. Я не сторонник того, что надо матюкаться. Если хочешь излить что-то наболевшее, матерись в сторонке, чтобы никто этого не слышал. У нас на дисках всегда писали: «Лицам до 18 лет это слушать нельзя». Насчет возможных репрессий… Есть такое понятие, как демократия, хотя, конечно, никто ни от чего не застрахован. Но, извините меня, депутаты в Думе матерятся больше, чем «Красная плесень», так что репрессии будут выглядеть несколько абсурдно. Опять же, что такое мат? Со временем он превращается в официальный языковой сленг. Смотрите, сейчас все повально матерятся, уже не замечая, что делают что-то запретное. Слово «жопа» уже вовсю звучит, хотя десять лет назад это была чистейшая крамола. И таких примеров много. Вот есть выражение «попал впросак». Никто уже не вспоминает, что это за «просак» и где он находится, а когда-то это было очень стремное выражение из, скажем так, сексуальной сферы. То есть это тоже когда-то было жестким матом. Но язык развивается. Может, лет через десять и слово на букву «х» станет вполне литературным.

- Расскажите, как вы придумали сделать электрогитару из лопаты. Много ли желающих приобрести подобные музыкальные инструменты?

- Приобретают, приобретают. Уже три человека купили. Инструменты дорогие, две тысячи долларов стоят. Насчет идеи… Это как с песнями. Я не могу сказать, откуда у меня появляется строчка, две строчки, три строчки. Так и с гитарой. Помню, что я репетировал перед концертом на домашней студии. И тут в голову – бац! Идея сделать из лопаты гитару. Я даже зафиксировал эту мысль, чтобы не забыть. А то, думаю, начну сейчас что-нибудь следующее петь – и улетит. Потом уже стал схему прорабатывать. У меня частный дом, там есть мастерская, я накупил станков деревообрабатывающих и делал на них всякую ерунду для саморазвития. Так что опыт работы с древесиной был, это своеобразное хобби, в рамках которого я и сделал лопату-гитару.

- Сколько песен написано на присланные поклонниками тексты?

- Присылают много. К сожалению, хороших – доли процента, а может, и еще меньше. Кое-что пригодилось: сказка «Аленький цветочек», половина «Золушки» — на тексты фанатов. Часть «Куликовской битвы» принадлежит перу неизвестного автора. Из длинного народного стиха, гулявшего по интернету, я сделал панк-мюзикл. Если первые альбомов десять я полностью писал все сам, то далее где-то процентов 70 – это текстовое творчество нашей страны. Имеется в виду русскоязычная страна без разделения на Украину, Россию и Белоруссию.

- «Красная плесень» — коммерчески успешный проект?

- Да! Если столько дисков официально было выпущено, то несложно догадаться, что это пользовалось бешеным спросом, тем более, что в год мы издавали от трех до пяти дисков. Наш рекорд – девять альбомов за год, в 2005-м или 2006-м. Есть спрос – есть предложение. Но это работало, пока был жив аудиорынок. Сейчас рынок умер. Спрос есть, но все хотят просто скачать на халяву.

- Как вы относитесь к системе «Качай и плати, сколько хочешь», по которой работает ThankYou.ru? Сами когда-нибудь платили понравившимся музыкантам?

- Я не платил, потому что я не люблю скачивать. Я сразу покупаю лицензионные диски. Не могу качать mp3, качество не то. Я обычно слушаю музыку не дома, а в машине, чтобы не скучно было ехать – у меня только CD, а никак не mp3, который не дает правильного низа, правильных басов. Для наушников в плеере в принципе пойдет, а для нормальной акустики — нет. По поводу «Плати, сколько хочешь» мне кажется, что это выгодно только на Западе. Покойный Стив Джобс хорошо наладил систему, договорившись со всеми студиями – и все владельцы гаджетов Apple платили неслабые деньги, чтобы скачивать музыку из каталогов мейджоров. В цивилизованных странах это работает. У нас нет механизмов пресекания скачиваний на халяву. «Плати, сколько хочешь» — неплохая схема, но думаю, не единственная. Можно придумать и другие варианты.

Добавить комментарий


один + = 2