Руслан «Пурген» Гвоздев: «Попса – не мужское занятие»

Беседа с лидером группы «Пурген» Русланом Гвоздевым.

В преддверии 20-летия первого альбома группы «Пурген» «Все государства – концлагеря» ThankYou.ru заманил лидера коллектива Руслана Гвоздева в свою беседку и побеседовал с ним на животрепещущие темы: о панках-полицейских, попсе голимой и сложностях создания панк-причесок.

– Как будет отмечаться юбилей? Сложно ли было вспомнить старые песни?

– Мы их вспомнили за две репетиции. Песни три с того альбома мы до сих пор играем, а остальные тоже было приятно восстановить. Теперь они получились такими, какими были придуманы изначально. В 1992-м году мы не так хорошо могли все сыграть, и записи тоже были не очень качественными. Сейчас все круто. Я вызвонил весь первый состав – скорее всего, они примут участие в юбилейном концерте 25 октября в клубе Plan B. Мы на гастролях уже играем эту программу, и с большим успехом. Сначала исполняем песни с альбома «Все государства – концлагеря». А потом уже свой обычный сет.

– Чем занимаются музыканты первого состава? Небось, солидные дядьки, бизнесмены?

– Один сейчас купил дом на Мальте, но остается панком. Он очень обрадовался предложению вместе сыграть старые песни. Второй музыкант – начальник одного из отделений милиции в центре Москвы. Но при этом тоже панк. А третий – серьезный архитектор.

– Ты двадцать лет назад думал о том, что в 2012-м продолжишь рубиться и играть панк-рок?

– Я, в общем-то, планировал альбомов семь записать. Получилось уже больше дюжины, и это не предел. Думаю, еще парочка как минимум будет. Мне нравится, не надоедает. И время как-то быстро пролетело: эти двадцать лет для меня пронеслись как лет шесть-семь. Мы начали, когда еще Советский Союз не развалился.

– Тебя устраивает, что «Пурген» все эти годы оставался культовой группой, любимой в узких кругах?

– Конечно, это хорошо. Изначально концепция у группы такой и была: тяжелый панк, затрагивающий интересные нам темы. Попсой мы никогда не планировали заниматься. И не планируем, нас все устраивает в андеграунде.

– И расширить аудиторию не хочется?

– Большая популярность и увеличение числа слушателей возможны, только если ты делаешь поп-музыку. Тяжелую, социальную музыку слушает не очень много народа. А попсу играть неохота, потому что это… не мужское занятие.

– Себя и группу «Пурген» ты причисляешь к отечественной панк-тусовке, со своими звездами и эпическими разборками между «Тараканами!» и «Наивом»?

– Они занимаются поп-панком, и так себя и заявляли изначально. Некоторые группы пытались нас ввести в какие-то кланы, но нам самим это не очень интересно.

– Ирокезы перед каждым концертом ставите?

– Ставить, может быть, и не ставим, но… все с ирокезами. Имидж менять не планируем – разве что в более брутальную сторону.

– Сложно поддерживать в порядке такую прическу?

– Несложно: побрил виски и все. Просто лак и краска очень вредны для головы и для волос. Химия сплошная.

– Многие уже отказались от идеи выпускать альбомы, а вы по старинке продолжаете. Ты не согласен с тем, что культура физических носителей умирает?

– Я музыку слушаю уже 30 лет, и мне важно качество звука. Мне нравится грязная и тяжелая музыка, но я хочу слушать ее в том виде, в каком она была задумана и записана. CD вполне передает этот оригинал, а на mp3 компьютер урезает то, что он считает лишним, и качество падает. Пропадает кач и атмосфера. Для многих это не имеет значения, а для меня имеет.

– Спасет ли индустрию схема «Скачивай и плати, сколько хочешь»? Или наш народ платить не готов?

– Есть три категории людей. Одни хотят иметь оригинал и готовы покупать пластинки, рассматривать обложки. Другие готовы скачать качественный mp3 и перевести денег, помочь музыкантам. А третьим по фигу, они качают бесплатно. Что тут сказать – все по-своему круты.

– Кто из них победит?

– Трудно сказать. Музыкантов в основном поддерживают те, кто приходит к ним на концерты. Сейчас это основной источник заработка музыкантов.

– У нас так всегда было.

– Не совсем. Популярные артисты что-то имели с продажи дисков. Да хотя бы запись можно было окупить. Нормальная запись стоит серьезных денег. Можно, конечно, по DIY-ски записать дома на компьютере, но это будет не так качественно, как в студии.

– На твой взгляд, музыка «Пургена» менялась за эти двадцать с лишним лет?

– Мне, честно говоря, нравятся практически все направления панка, от лирического панка до спид-кора, хардкора, трэша и кибер-панка. И я за эти 20 лет попытался высказаться во всех этих жанрах. Но в принципе – ничего не меняется: все альбомы выдержаны в панк-хардкоре, просто где-то чуть потяжелее, а где-то побольше мелодики.

– Вы собираетесь в тур по Европе.

– Да, около 12 городов Германии, а также Чехия и Польша. Поедем в конце ноября и практически весь декабрь будем за границей.

– На следующие двадцать лет планы уже есть?

– На двадцать нет, но планы на пару лет имеются. Предыдущую пластинку я задумал еще лет десять назад: хардкор-трэш-краст-панк такой, короче говоря, бескомпромиссная брутальщина практически без лирики, с серьезными текстами. Я его записал, а теперь хочу сделать такой олдскульный диск, в жанре мелодик-панк 80-х годов. А дальше видно будет. Тут дело в том, что чем больше альбомов, тем сложнее. Я стараюсь, чтобы каждая пластинка была интересней или по крайней мере не хуже предыдущих. Песни – это разговор с людьми, в котором не хочется повторяться. Нужно найти интересные темы. У группы уже больше ста песен, и многие темы затронуты. Надеюсь, жизнь подкинет новые темы.

Добавить комментарий


× 9 = сорок пять