Пятёрка! #1

Пять книг для приятного чтения. Чтение первое.

Дмитрий Данилов «Чёрный и зелёный».

Кто: автор, чьи тексты одни называют бессмысленным бормотанием графомана, другие – уникальным явлением в современной русской литературе. Финалист премий «Андрея Белого», «НОС», «Большая книга». Участник литературных групп «Осумбез» и «Киберпочвенники».

Что: повести и рассказы, написанные в разное время и в разном настроении, вышедшие в серии «Уроки русского», объединившей лучшие образцы современного короткого жанра, созданном на русском языке.

О чём: центральное произведение сборника – заглавная повесть «Чёрный и зелёный». Герой – оставшийся без работы москвич, пребывающий в тягучей, как дешёвый гель, тоске, которую сам Данилов – правда, уже в другой своей книге «Описание города» – чудно определил как «атмосферу тоскливой предвечерней зимней скуки». Редакторских, журналистских должностей нет, поэтому он устраивается торговать чаем в разнос по городам Подмосковья. Собственно, на этом сюжет – в общепринятом смысле – заканчивается, а вот послевкусие остаётся. Как после хорошего чая.

Как: Данилов, безусловно, эстет, потому и проза у него отточено-рафинированная, щедрая на оригинальные словесные конструкции и языковые находки. Захар Прилепин как-то заметил, что «на прозу Данилова надо подсесть», и это абсолютная точная дефиниция. Во всей акынской концепции «Чёрного и зелёного» – что вижу, то и пишу – пожалуй, главной доминантной, удерживающей, а под час очаровывающей, читателя, является интонация и ритм. Вместе с абсолютной отстранённостью автора от происходящего – Данилов без эмоций и рефлексий фиксирует те проявления реальности, на которые в повседневной жизни мало кто обращает внимание – создаётся совершенно цельное погружение в иной мир, который, на самом деле, есть мир твой собственный, но как бы вывернутый наизнанку. Есть, кстати, такой метод медитации, когда проговаривается каждое действие и ощущение, и тем самым обыденное  интерпретируется и предстаёт в новом особенном свете. Тот же фокус происходит с чтением сборника «Чёрный и зелёный» Дмитрия Данилова.

 

 

Михаил Елизаров «Pasternak».

Кто: Лауреат премии «Русский Букер», «харьковский Гоголь», наследник Владимира Сорокина, обвинённый в фашизме, национализме и тому подобных вещах, свойственных людям талантливым. С недавних пор ещё и музыкант, исполняющие песни собственного сочинения и мечтающий спеть песню “Seamann” совместно с Rammstein.

Что: Остросюжетный, отчасти мистический роман-боевик, густо замешанный на православии и, похоже, замысленный как приличный булыжник в огород либеральной интеллигенции.

О чём: русской интеллигенции, что называется, «пудрит мозги», сатанинский демон Pasternak, который выглядит как гигантский птеродактиль с лошадиной головой. Он же – доктор-трупоед Живаго. С ним «матом» и «копьём» борются обычные славянские мужики. За всей этой борьбой персонажей порой просматривается борьба авторская; недаром сам Елизаров похож на такого былинного героя, дай ему меч и выпускай в поле против врагов-басурман. Калёным словом автор выжигает пресловутую «духовность», инспирированную тем мистическим злом, которое, словно трупные яды, испускает чудовищный демон.

Как: роман “Pasternak”, как и принесший Елизарову «Русский Букер» «Библиотекарь», состоит, по большей части, из двух компонент: эпических битв и философско-теологических диспутов, в ходе которых герои пытаются всё же разобраться, кому оставаться на Руси-матушке. Ну и заодно разрешить «проклятые вопросы» «Кто виноват?» и «Что делать?». Елизаров пишет размашисто, сочно, широкими мазками, словно Эдгар Мюллер со всем своим мастерством и величиной замысла решил изобразить модных ныне тентаклей. Всё это густо замешанное блюдо, которое, похоже, всегда остаётся горячим, как специями, щедро приправлено матом. В общем, интересно будет и тем, кто любит посмаковать отлично написанную «чернуху», которой у Елизарова хватает, и тем, кто хочет оценить приличную эрудицию автора, порадовавшись любопытным философским сентенциям, ну и, собственно, тем, кто просто любит читать увлекательные книги с динамичным, ладно скроенным сюжетом.

 

Сергей Шаргунов «Книга без фотографий».

 Кто: успешный писатель, скандальный политик, везде успевающе-присутствующий публицист, известная медиа-персона. К своим «чуть больше тридцати» Шаргунов успел собрать внушительную коллекцию из литературных премий и званий «Человек года», стать символом «нового реализма», а главное – нажить тысячу врагов и поклонников; последнее, пожалуй, наиболее значимо.

Что: ностальгический роман в рассказах и зарисовках, сотканный из авторских воспоминаний, который можно принять и за подведение итогов в преддверии кризиса среднего возраста, и за монолог на сеансе психотерапевтии, и за увлекательную автобиографию.

О чём: на самом деле, о чём бы ни писал Сергей Шаргунов, пишет он, прежде всего, о себе. В «Книге без фотографий» он запротоколировал свою жизнь. Страница за страницей Шаргунов рефлексирует, вспоминая детство в семье священника, пьющих родственников, первую «фальшивую влюблённость», правильную женитьбу на строптивой Анне, подарившей сына Ваню, и преследование из-за активной политической позиции.

Как: столь обильное присутствие Шаргунова в тексте не мешает ему передавать читателю эпоху, наделяя её особой мелодией. Так, как можно изучать Францию по книгам Флоберам, так же и Россию, Чечню, Киргизию пусть и фрагментарно, в переломные моменты, но можно будет воссоздать благодаря «Книге без фотографий». Не смотря на кажущуюся клипартовость текста, Шаргунову удалось создать единое полотно эпохи, отождествить древний принцип «что внутри, то и снаружи», соотнеся свой внутренний мир с миром внешним, и тем самым отчасти осмыслить и себя, и социум. Шаргунов, «считавший с детства, что мало с кем можно говорить откровенно», вдруг решил говорить, и собеседниками стали его «новые товарищи – читатели», «кто дальше – тот ближе». Полноценного разговора, конечно, не получилось, а вот монолог удался, потому что «главное в человеке — это ощущение», и от писателя Шаргунова оно остаётся симпатичное.

 

Алексей Слаповский «Большая книга перемен».

Кто: Писатель, драматург и сценарист. Какая из перечисленных ипостасей у Алексея Слаповского преобладает, поклонникам, пожалуй, ещё предстоит разобраться, хотя сам автор считает, что он, прежде всего, прозаик, кстати, один из самых плодовитых в современной российской литературе, при этом каждый раз экспериментирующий в своей новой книге.

Что: динамичный, детективный роман, читается, что называется, на одном дыхании, во многом благодаря лёгкости авторского слога и насыщенному интригующему сюжету. По сути, это готовый сценарий для фильма и сериала, главное – чтобы режиссёр попался хороший.

О чём: журналист Илья Немчинов получает заказ написать книгу о депутате, а в прошлом бандите, Павле Костякове, одного из трёх братьев, держащих провинциальный городок. Правда, один брат то ли трагически погиб, то ли ему помогли погибнуть. Вокруг этого, собственно, и строится лихо закрученный сюжет. Следом появляются три бывших одноклассника, которые в школе любили одну девушку, а теперь, повзрослев, воспылали к её дочери. В общем, «Санта-Барбара» для умных. При этом автор, ловко, как напёрсточник, играя персонажами и мастерски закручивая сюжет, не забывает исследовать судьбу постсоветской провинции, которая, как картинка дефрагментации жёсткого диска, медленно рушится, осыпается, умирает. Собственно, сломанные судьбы – то ли фон, то ли следствие этого общего, почти «елтышевского» упадка.

Как: роман напрямую перекликается с китайской гадальной Книгой перемен. Каждая глава не только носит название одной из гексаграмм И-Цзин, но и во многом сходна с ней по содержанию. Неожиданных развязок и поворотов сюжета хватит на десяток других произведений. «Большая книга перемен», как и многие романы Слаповского, напоминает плотный сценарий, расширенный до размера книги со всеми обязательными эмоциями: от слёз сопереживания до ироничной улыбки. При этом ткань текста от этого, похоже, никак не страдает. Конечно, стилевых изысков – например, в духе упомянутого Данилова – ждать не приходится, но автор, похоже, и не ставил эту задачу. У «Большой книги перемен» иные козыри, благодаря которым вам наверняка обеспечено несколько часов «запойного» чтения. Отличная альтернатива кино и телевидению, надо сказать. Это так, «хозяюшке на заметку».

 

 

Леонид Юзефович «Журавли и карлики».

 Кто: один из знаковых современных российских прозаиков или, как любят говорить американцы, «писатель главного калибра». Историк, сценарист, прекрасный стилист и рассказчик, почему-то очень долго шедший к массовому признанию.

Что: авантюрно-исторический роман, основанный на гомеровском мифе о борьбе журавлей и карликов, которые «через людей бьются меж собой не на живот, а на смерть». Победитель премии «Большая книга» 2009 год. Тогда ещё, похоже, её присуждали по делу.

О чём: пожалуй, о том, что история человечества – это череда бесконечных перевоплощений, «ницшеанское» блуждание по кругу. Историк Шубин, стараясь выжить в тяжёлые девяностые, пишет для газеты серию очерков о самозванцах. Его особенно привлекает Тимофей Анкудинов, выдающий себя за сына царя Василия Шуйского, чью жизнь историк, основываясь, на фактах, в общем-то, домысливая, создаёт заново. Знакомый Шубина, бывший геолог Жохов, являет собой в романе тип «нового бизнесмена», появившегося после развала Союза. Он продаёт и перепродаёт, но выходит это у него не слишком удачно. Есть ещё молодой монгол, мечтающий делать бизнес с русскими на красной икре. В общем, ярких персоналий хватает, у каждого своя история, сюжетная линия, которые в итоге автор мастерски сплетает воедино. При этом роман относится к той редкой категории книг, которая постепенно, абзац за абзацем, обволакивает читателя, погружает в себя, переубеждая, что с каждым новым поворотом может быть всё лучше и лучше.

Как: Юзефович мастерски погружает читателя то в Москву начала девяностых, то в Европу XVII века, то в Монголию нулевых, где разворачиваются то весьма забавные, то трагические, но неизменно увлекающие события. В результате, по мере прочтения складывается дивное ощущение, что сыграл в нечто, похожее на продвинутую компьютерную игру в режиме реального времени и событий. Будто стал клиентом корпорации из «Вспомнить всё» Пола Верховена, где людям вживляли чип с приятными воспоминаниями. Правда, Юзефович делает это комфортно, без негативных последствий. Роман очаровывает, прежде всего, потому, что у автора есть, во-первых, несуетливой обстоятельность, позволяющая ему максимально прорабатывать текст, а, во-вторых, близкое к абсолютному чувство стиля.

Добавить комментарий


7 − = ноль