#TYcamp   

#TYcamp: Chapter 2. The Path. / Глава 2. Путь.

Мы продолжаем публикацию статей проекта #TYcamp. Мы все так же хотим поделиться с вами минимальным опытом, необходимым для начала собственного плодотворного творческого пути. В этот раз экспиеренсом студийной работы с вами поделится гитарист группы «НедРа», а по совместительству еще и дизайнер ThankYou.ru, Вадим Сомс.

Студия «Параметрика». Бескрайний пульт.

Много лет назад… Когда мы записывали наш первый альбом, мы никого не знали. Человек, выделивший деньги на альбом (Юра, спасибо тебе большое), поставил странное условие, чтобы альбом был записан в Санкт-Петербурге. Пришлось согласиться и уехать записывать альбом. Приехали, начали искать студию и нашли «Maxaudio». Студия не топовая (в тот момент её для репетиций использовала группа Сплин), но помимо дорогой аппаратуры, в студии должен работать хороший звукорежиссёр. И вообще, студии могут быть разные, и часто музыканты переходят за звукорежиссером в другие студии. Звукорежиссером был Денис Неволин (Король и Шут, Бригадный подряд и т.д.), мы познакомились, стали друзьями, и записали целый диск. И так получилось, что записывая альбом в Москве, обратились к нему во второй раз…

Сегодня на примере записи сингла «На маяк» я попробую обрисовать некоторые моменты студийной работы.

Студия «Параметрика». Запись ритм-секции.

Работа над альбомом ведется на студии Сергея Большакова «Параметрика» на Таганке. Считается, что это одна из лучших студий в Москве и вообще в России, и записывается там очень много известных музыкантов, таких как Земфира, Би-2, АукцЫон и прочие. АукцЫон даже сняли клип в одной из комнат этой студии.

Но вернемся к песням. Сингл очень интересно писался. Была идея создать эффект живого выступления. Для начала мы записали все вживую, расставив музыкантов по разным комнатам. Такая практика существует, многие группы так пишутся, например, RHCP, но не будем сравнивать… Это решение было коллективным, т.к. и вокалист наш Алексей Вдовин, лучше поёт на сцене, чем в студии под минус, и, по идее, мы должны были сэкономить. В итоге, анализируя то, что у нас получилось, мы решили писать на данном этапе все инструменты отдельно и не выпендриваться. Ибо при таком подходе можно более тщательно подобрать звук, записать песню частями и сложить из них нормальную партию. Хотя многое оставили. Барабаны и бас-гитара почти полностью записаны «лайвом», гитара частично. Вокал, ритм-гитара, гитара, духовые, клавишные записаны отдельно.

Уэс Борланд (Limp Bizkit) рассказывает про творческий процесс

Сначала садимся и записываем то, что играем на репетиции и концерте. Музыканты играют свои партии, в этот момент могут всплыть какие-то ошибки, которые при живом исполнении не слышны из-за качества аппаратуры или еще каких-то фактов, их нужно исправить, нужно отслушать внимательно запись и отследить косяки. Если у вас хороший звукорежиссер, то он сам укажет на диссонанс. Это первое. Второе — на студии нужно слушать песню как бы со стороны и искать места, где может быть провалена аранжировка. То есть, перестать быть музыкантом и превратиться в слушателя, чтобы понять чего не хватает или наоборот, что нужно убрать. Это тяжело. Далее: записали дополнительные партии, доработали аранжировку, подобрали эффекты, может быть сделать вступления, интро. Здесь можно услышать, что в каком-то месте можно добавить инструмент, который не используется. Звучание будет интересно меняться. В этом случае можно и нужно приглашать сторонних музыкантов и использовать для записи не только студию. Например, клавиши записывал Сергей Папач, наш друг. Записывал дома. Мы просто подключили миди-клавиатуру к компьютеру, используя Reason, записали и сохранили миди-файл, отнесли его на студию. Затем этот файл открыли в ProTools, подобрали нужный звук. Если кто понимает, что такое миди, он поймет о чем я говорю… Клавиши в песню «Стены» спонтанно записал прекрасный звукорежиссёр студии «Параметрика» Владимир Воронцов.

Студия «Параметрика». Студийные мониторы во всевозможных их проявлениях.

Есть важный момент — необходимо понять, когда остановиться, потому что усовершенствовать запись можно бесконечно. В какой-то момент нужно сказать себе — хватит уже писать, нужно издавать. Бесконечные обновления чреваты тем, что кто-то придумает то же самое, и ты уже будешь не актуален со своими идеями. Когда все записано — начинается процесс сведения. И, как показала практика, тут можно пойти двумя путями: стоять над звукорежиссером и говорить то, что ты хочешь услышать, либо полностью довериться ему (правда не все звукорежиссеры на это пойдут).

…И мы стояли над звукорежиссером, и говорили, что хотим звук как у группы такой-то, и что вот тут нужно так… и результат нам не понравился… Подчеркну, что я не считаю это ошибкой звукорежиссера, он просто следовал нашим указаниям.

Неоспоримых мнений у нас не бывает. К мнению типа: «100% это не то», мы конечно прислушиваемся. Предположим, мне не нравится партия какого- либо инструмента, я могу высказать свое мнение, мы обсудим это, и после обсуждения можем решить оставляем мы ее или нет. Или меня убедят в том, что она подходит.

При сведении этого сингла серым кардиналом оказался звукорежиссер из Питера Денис Неволин, которому мы в итоге отдали на сведение альбом, потому что сведение на студии «Параметрика» нас не совсем устроило. Барабанщик возмущался больше всех, лично меня устраивала запись, но хотелось что-то поменять, а что — непонятно. На мой взгляд, тут есть две ошибки: ошибка звукорежиссера, в том, что он нас послушал, и наша, в том, что мы говорили звукорежиссеру то, что мы хотим.

«Radiohead» (одна из наших любимых групп) в студии

В принципе, для нас и для нашего уровня, сознания и понимания того, что мы делаем нужен был такой человек со стороны, который возьмет эту запись, послушает ее со своей точки зрения и займется сведением этой записи без наших напутствий. А то начинается: гитара тихо, бас-гитара тихо, сделайте барабаны погромче…

Я думаю, что каждый звукорежиссер в каждой, практически, группе с этой задачей сталкивается, и его задача не обращать на это внимание, хотя совсем игнорировать музыкантов не получится. В результате, мы решили ради интереса отдать запись другому звукорежиссеру. Денис не задавал вопросов и почти не слушал наши претензии, но при этом мог объяснить, что и зачем он сделал. Он свел запись, все услышали в ней новое звучание, хотя оно было как-то грязнее и менее причесано. А это как раз то, что и было необходимо. Можно сказать, что он приблизился к нашему первоначальному плану живого звучания. Например, при записи песни «Стены» он убрал несколько гитарных партий, которые были придуманы и сыграны на студии, но на концертах не исполняются. Отсек все лишнее, аргументировав это тем, что в концепцию песни студийные навороты не ложатся. В результате получилось интересное решение и новое звучание, которое  всем понравилось.

Видимо у дизайнеров и звукорежиссеров одинаковая проблема — заказчик думает, что он «знает как надо», но это далеко не всегда так. Когда вы идете к зубному врачу, вы не говорите ему, как лечить зубы.

Студия «Параметрика». Рояли в кустах для песни «Стены».

На западе есть такие люди как саунд-продюсеры. Это как раз и есть тот творец и серый кардинал, который стоит за группой и знает, что должно получиться на выходе.  Человек, который предвидит успех или, в силу своего опыта, обладает способностью слышать итог звучания. Наш звукорежиссер из Санкт-Петербурга выступил как саунд-продюсер и решил за нас, какой должен быть звук, и в нашей, подчеркну, ситуации это сыграло в нашу пользу.

 

P.S. Пара слов про мастеринг и про то, как я это понимаю.

Берутся студийные песни и звукорежиссер, или режиссер мастеринга, не знаю как его правильно назвать, потому что чаще это разные люди. У него определенный набор аппаратуры, который позволяет добиться приблизительно одинакового звучания всех песен, сделать их в одном ключе по частотным характеристикам и по громкости. Также он поднимает громкость всего альбома. В свое время все стали гнаться за громкостью. Наверняка все замечали, что одни альбомы звучат громче и музыканты начинают говорить: я хочу также громко, как на том диске — это тоже делается на этапе мастеринга. Ещё на этапе мастеринга частоты выстраиваются таким образам, чтобы песня звучала хорошо на любой аппаратуре — в наушниках вашего айпода, на ноутбуке, в телевизоре, в автомобиле и из какого-то маленького радиоприемника.

«Muse» записывают песню Resistance с одноименного альбома

Под конец нашей истории хотелось бы предложить вам самим сравнить 2 варианта сведения одной и той же композиции. Будем рады вашим комментариям!

Сведение на студии «Параметрика» (Москва)

Сведение и мастеринг Денис Неволин (Санкт-Петербург)

2 комментария на «“#TYcamp: Chapter 2. The Path. / Глава 2. Путь.”»

  1. Настя:

    мне больше Денис Неволин по душе!

Добавить комментарий


− 2 = шесть