Владимир Лорченков — «Все там будем»

Владимир Лорченков — Все там будемГде хорошо? Правильно, там, где нас нет. А где мы есть, значит, плохо? Значит, плохо, а иногда просто невыносимо. А что же с этим делать? Можно попробовать сделать хорошо там, где мы есть, но это невозможно, поскольку противоречит первому утверждению. Поэтому остается только стремиться туда, где хорошо. Но ведь когда мы там окажемся, там сразу станет плохо…

Об этом и не только об этом роман Владимира Лорченкова «Все там будем». Роман получился жёстким и жестоким, но ведь врач, делающий операцию и вырезающий злокачественную опухоль, не желает зла пациенту — просто пытается всеми возможными способами помочь.

Итак, время действия — период после развала Советского союза, место действия — село Ларга в Молдове, герои — жители села. Это простые труженики, зарабатывающие хлеб насущный тяжёлым трудом. С утра до ночи сельчане гнут спины в полях, а остаются нищими и голодными. Прогресс прошёл мимо Ларги, оставив в наследство старенький трактор, который не пашет землю, потому что нет денег на солярку, трамвайную линию на три остановки, которая встала, когда пропало электричество, да парк аттракционов с колесом обозрения, давно разобранным на беседки. Теплые, уютные дома с электричеством, канализацией, паровым отоплением, возделанные поля, в которых наливаются колосья, зреют сочные помидоры и нарядные перцы, сады, в которых ветки сгибаются до земли под тяжестью ароматных персиков и груш, виноградники, с которых осенью выходишь пьяным от солнечного света, аккумулированного в гроздьях, свисающих до земли — всё это мечта несбыточная, земля обетованная, сон наяву, рай настоящий. Да только где та земля, те сады и пашни, где почва, подобная маслу жирностью и блеском, родящая стократно и тысячекратно по трудам землепашца? Не приснилась ли она, не примерещилась ли? Нет! Есть такая земля, где молочные реки текут, где труд лёгкий, необременительный, где апельсиновый сок сам в рот течёт, стоит лечь под деревом, где горничная получает тысячу евро в месяц, а в каждой церкви дадут еду и работу. И зовётся волшебная страна Италией — музыка для слуха её имя, тёплое море омывает её берега, на которых высятся волшебные дворцы, а люди все сплошь культурны, потому что потомки великих римлян.

В Италии уже нелегально трудятся тысячи молдаван, которые за не слишком обременительную (по меркам с зари дотемна гнущего спину на поле сельчанина) работу (садовниками, горничными, сиделками) получают огромные деньги — они даже домой по 300 евро присылают каждый месяц. Так неужели не найдется в огромной волшебной стране места для жителей села Ларги, каждый из которых стремится в землю обетованную за своей мечтой. Кому-то деньги нужны, чтобы поправить убогонькое хозяйство дома, кому-то детей надо учить, кто-то хочет посмотреть, как живут люди, не отдавая весь пот, до последней капли, земле, а главный герой Серафим Ботезату едет за мечтой. Он влюблён в Италию со всей пылкостью горячего сердца, впитавшего соки земли и жар солнца, ширь неба и свежесть вод Днестра. Серафим даже самостоятельно учит итальянский язык по самоучителю, взятому в библиотеке, он может назвать известные итальянские музеи и деятелей культуры великой страны.

Уехать в Италию стоит огромных денег — 4 тысячи евро, однако сельчане (все, кто сумел занять такую сумму) не сомневаются, что заработают в вожделенной Италии гораздо больше и обязательно расплатятся с долгами, отстроят дома, выучат детей для другой, счастливой жизни. Но мечте не суждено сбыться: мошенники, собрав с доверчивых людей деньги, бросают их на подъезде к Кишинёву, и сельчане вынуждены вернуться восвояси — без денег, с разбитыми мечтами и опустошенными сердцами. Это, однако, не сломило жителей славной Ларги, они находят ещё десяток способов попасть в страну их мечты, один абсурднее другого, начиная с создания команды по кёрлингу, заканчивая постройкой двухместной подводной лодки. Ни один способ не оказывается действенным, так что некоторые даже сомневаются, есть ли вообще такая страна, не выдумана ли она. Есть даже версия, что Италия — это рай, попасть в который можно только после смерти. А между тем итальянская мечта начинает собирать жертвы, ведь каждая идея перед тем, как воплотиться, питается кровью. Вешается на акации Мария, надеясь, что её остановят, спасут, но каждый занят только собой; под камнем находит покой сомневающийся в идее кёрлинга (и кровавая жертва не оказывается напрасной); муж Марии, изобретатель Василий, получает пулю в сердце, а отец Паисий, у которого Италия забрала жену, встречает смерть на итальянской границе, так и не попав в рай на земле.

Роман Владимира Лорченкова — сатира на современный уклад жизни молдавского народа, в нём много правды — той правды, что горче полыни на языке и острее иглы в сердце. Молдавия отделилась и стала нищать: сельскохозяйственный регион нуждался в мудром руководителе. Земля молдавская — жирная и плодородная, кормить может не одну страну. Холмы, на которых зреют волшебные гроздья, сок которых может заставить сердце петь, а ноги пуститься в пляс, подобны полной материнской груди, что может вскормить не одно дитя. Полноводный Днестр несёт воды к Чёрному морю, водится в нём рыба, вкусные моллюски и раки к пиву. Народ Молдовы щедр и гостеприимен, хозяйки всегда приветят гостя сладкой мамалыгой, солёной брынзой, жирными мититеями, только снятыми с гратара, а хозяин, подмигнув гостю, спустится в погреб и принесёт кувшин ароматного вина, от которого не болит голова, а песня сама льется из глубин сердца. Вот только нет этого сегодня — хозяйки в Италии и Греции горничными и кухарками работают, хозяева в России и Украине на стройках спины гнут. Дети растут беспризорниками, не зная традиций своего народа, не умея понять своей земли. А стариковским рукам не удержать мотыги, трудно старикам сады сажать и виноградники, огороды возделывать и дома обихаживать. Приходит земля в запустение. А народ, приезжающий с заработков с огромными для этих мест деньгами, хмурится: грязно в стране, голодно, зарплаты мизерные, чиновники коррумпированные, народ неулыбчивый, одежда на людях старая, неяркая, не слышно песен — плюют люди и опять на заработки срываются. Молодёжь, слыша рассказы о красивой заграничной жизни, не хочет руки пачкать, землю копать, за скотиной ходить, дом свой строить — бежит молодежь в яркую, красивую сказку.

Так и получается, что весёлый и трудолюбивый народ постепенно превращается в толпу Ионов, родства не помнящих, без родины, языка и культурной традиции. Где же выход? Выход озвучивает дед Тудор, не оторвавшийся от родной земли, не живущий пустыми мечтами. Он открывает глаза землякам: «Вас кормят баснями об итальянском рае. Вас отвлекают от вашей боли и от того, что действительно нужно лечить». Дед Тудор предлагает настоящий выход: «Поймите, несчастные, мы стремимся к тому, что можем сделать здесь. Прямо тут, в Молдавии! Мы можем САМИ почистить свои дома, САМИ отремонтировать свои дороги. Мы можем подстричь кустарники и обработать поля. Мы можем перестать злословить, пьянствовать и лодырничать. Мы можем стать добрее, терпимее и нежнее друг к другу. Мы можем перестать вырывать страницы из книг в библиотеках и плевать на выметенный двор. Прекратить обманывать! Начать жить по правде!» Только люди не любят, когда им показывают правду. И дед Тудор тоже принесён в жертву мечте о сытной и комфортной жизни где-то не здесь, где-то там, где нас нет.

Кто виноват? Возможно, стоит перестать задавать такие вопросы и начать с себя. Я виноват, что к власти пришли алчные и неумные торгаши, распродавшие всё, что было можно и укравшие всё вырученное, потому что не противился этому. Я виноват, что на улице грязно, потому что сам мусорю возле дома. Я виноват, что мало работаю, потому что хочу жить в сказке, а сказок не бывает — богато живут только те, кто очень много трудится. Я виноват, что плохо говорю о своей стране, своём народе — потому что своим народом и своей землёй надо гордиться. И если я перестану строить чужой дом и построю свой, если я не буду присматривать за чужими стариками, а помогу своим, если я не буду нянчить и учить чужих детей, а выкормлю и выучу своих — тогда, возможно, и моя страна станет великой и богатой. А я смогу гордо нести звание её сына.

Добавить комментарий


6 + = восемь